Пресса о группе

 URA.RU

«Ребята, напишите про меня песню». Екатеринбургская группа H-Ural поддержала боксера-земляка. На ответственный бой он пойдет под звуки шаманского бубна и горловое пение. Оцените!
17.10.2013 18:43

Екатеринбургская группа H-Ural (Хурал) записала песню Siberian Rocky («Сибирский Рокки») посвященную боксеру Руслану Проводникову. 19 октября в американском Денвере Проводникову предстоит ответственный бой с Майком Альварадо. Участники группы H-Ural уверены, что их произведение вдохновит спортсмена на победу.

«Идея песни появилась еще весной сразу после нашей встречи с Русланом в Екатеринбурге. Он поделился с нами впечатлениями о бое с Брэдли, рассказал, что в Америке получил прозвище «Сибирский Рокки», а когда мы прощались, со свойственной ему прямотой сказал: «Ребята, напишите про меня песню». И у меня сразу завертелось в голове: 'Siberian Rocky...'«,- рассказал вокалист H-Ural Юван Зайцев.

Однако записать песню сразу музыкантам не удалось. Работа растянулась на несколько месяцев. Новым стимулом для музыкантов как раз и стал предстоящий бой Проводникова с Альварадо. Кроме того, спортсмена решила поддержать и молодежная организация обско-угорских народов ХМАО-Югры, которая даже успела учредить специальный конкурс в поддержку народных инициатив, итоги которого будут подведены накануне боя.

Как признается Юван Зайцев, конкурс стал последним «волшебным пинком» к завершению работы над песней. Буквально за три дня на студии Александра Новикова побывали все музыканты группы и записали свои партии. Поучаствовать в звукозаписи пригласили ямальского мастера по игре на хантыйском бубне Вячеслава Озелова, партию баса исполнил Всеволод Владимиров из ансамбля ирландского фолка Scotch 'n' Beer Band, а горловое пение записал Алексей Петров - ученик тувинского шамана Николая Ооржака.

Добавим, что трансляцию матча покажет «Первый канал» в ночь с 20 на 21 октября, начало программы в 00-10. Музыканты группы H-Ural обещают вместе со всей Россией болеть за «Сибирского Рокки».
© Служба новостей «URA.Ru»

Адрес статьи: http://ura.ru/content/svrd/17-10-2013/news/1052167414.html

Независимая газета Республики Коми "КРАСНОЕ ЗНАМЯ"

Павел Здравомыслов: «На нас смотрели как на цирковое представление»
21:14 13 сентября 2013г.

Анархо-либерал по убеждениям, шаманский рокер по музыкальным пристрастиям и хант в душе. Лидер группы Павел Здравомыслов приехал из Екатеринбурга в Сыктывкар в третий раз, чтобы представить клип на гимн финно-угров в рамках фестиваля визуальных искусств "Туйвеж". Он с удивлением узнал, что клип был сделан в жанре игрового кино. Строгое жюри присудило именно клипу первое место в этой номинации. Игровые фильмы, заявленные в качестве таковых, не соответствовали формату. H-Ural выступил с часовым концертом на открытии киносмотра 9 сентября. Меломаны Коми впервые услышали эту группу, которую теперь знают и в Европе, на «Ыбице-2011». Оказалось, что музыкант не просто познакомил жителей Севера с шаманским роком, но был одним из идейных вдохновителей мультифестиваля.

Группа H-Ural, основанная в 2007 году, исполняет песни на русском, английском, хантыйском и мансийском языках. Понадобилось время, чтобы коллеги по музыкальному цеху и финно-угры начали воспринимать коллектив серьёзно. Поначалу их стиль, соединивший музыку народов тайги, рок и современную электронику, вызывал много вопросов в Екатеринбурге. Сейчас группа известна ценителям неформатной музыки далеко за пределами Свердловской области. Сайт группы не случайно заполнен на английском, немецком, венгерском и эстонском языках. В беседе с корреспондентом «Красного знамени» Павел Здравомыслов рассказал, что деньги приносит не только «попса», как финны заботятся о детях и кто критикует творчество группы.

- Вы поёте на языках хантов и манси, которые для вас не являются родными. Как носители этих языков относятся к этому?

- Поскольку я рокер со стажем, а английский считаю языком этой музыки, изначально пели на английском. Нашу группу пригласили в Финляндию принять участие в туре Sugri rock («Финно-угорский рок»). Там мы впервые спели на хантыйском языке для широкой аудитории. А родился я на Урале. Понятие «коренной уралец» условно, поэтому стал собирать информацию о своих предках. Дошёл до Первой мировой войны. Так узнал об угорских корнях. Я вырос на сказках хантов и манси. Отношение? Язык должен жить, в том числе в песенном творчестве, которое должно быть актуальным. Понимающие это люди подсказывают нам, что и как лучше делать. Те, кто против, как правило, критикуют нас не в силу убеждений или вкусов, а потому, что с ними мы наше творчество не согласовали. То есть не пришли на поклон с текстами и прочим. Эти люди были бы нам не рады в любом случае.

- Когда музыканты стали воспринимать серьёзно то, что вы назвали шаманским роком?

- Сначала на нас смотрели как на цирковое представление. Мы заявили о себе в 2008 году на Всемирном конгрессе финно-угорских народов в Ханты-Мансийске в качестве хедлайнеров. Нас стали приглашать на фестивали в Свердловской области и за её пределами. После гастролей в Финляндии и Швеции в 2010 году (группа дала 26 концертов - прим. авт.) вопросы «Почему? Зачем? Кому это надо?» отпали. У нас не было задачи что-то кому-то доказать. Я считал, что мы делаем интересную музыку. Сейчас мы очень воcтребованы.

- Приходилось общаться с настоящими шаманами?

- Вопрос в том, кто такой настоящий шаман. Это человек, который общается с миром духов и с миром умерших. С помощью музыки мы отправляемся в два этих мира, прошлое и будущее. Поэтому именуем себя музыкальными шаманами. Магию в выступлениях не используем, но эффекты бывают, например, облака разгоняются. К вопросу о четвертой «Ыбице», доводом в пользу нашего участия может быть наряду с музыкой и способность разгонять облака.

- Коренные народы ханты и манси в глубинке как ваше творчество оценивают?

- Мы общаемся больше с творческой интеллигенцией, поэтому о глубинке сказать не могу. Мнения разные. Кто-то рок не любит, но наши песни на хантыйском языке приветствует. Другие категорически против: говорят, что рока на мансийском языке быть не может. Это комсомольские активисты, которые говорят, мол, мы свой коллектив создадим, утвердим. Но я об этих коллективах до сих пор не слышал. Если ты категорически против - выйди из зала или не покупай наш диск.

«Гламурная байда» и «Бурановские бабушки»

- Где берете тексты? Сказали об экспедициях. Вы археолог?

- Поступал на два факультета, предпочёл экономику истории. Но увлечение осталось. У меня много друзей историков, с ними езжу в экспедиции. В группе у нас двое выпускников исторического факультета. Тексты на русском и английском пишем сами, а на языках хантов и манси берем народные. Песню «Северное сияние» или, как ее еще называют, «неофициальный гимн финно-угров» создавали коллективно.

- Как он появился?

- Идея возникла в Петрозаводске в 2011 году в ходе «Музыкального инкубатора», куда собрались финно-угры из разных регионов. Я предложил сочинить песню, объединяющую народы. Написали слова, музыку, сделали аранжировку и перевели на разные языки, потом сняли клип.

- Правда, что вы с этой песней участвовали в отборочном туре «Евровидения» в России?

- Мы подавали заявку и на отбор в Венгрии, где в финал не вышли. Решили заявиться в России. История тёмная, потому что отбор там не очень прозрачный. Оргкомитет молчал до последнего. Оказалось, что есть полуфинал, которого в положении о конкурсе нет. Официально не объявляли, кто туда попал, но в Интернет просочились списки с полуфиналистами, где была и наша группа. Скорее всего, мы были в числе потенциальных участников, но оргкомитет испугался, что финно-угорских коллективов будет многовато. Тогда прошли «Бурановские бабушки». На фоне гламурной байды они выделялись. Поскольку бабушки в третий раз уже пытались выйти в финал конкурса, наверное, выбрали их.

- «Гламурная байда» - это поп-музыка? Её вы не считаете искусством?

- Ну, почему? Поп-музыка - это то, сейчас в тренде. Я воспринимаю то, что мне нравится, например, электронную музыку. То или иное направление всегда появляется сначала как андеграунд. Техно в 1980-х годах было андеграундом, потом стало мейнстримом. В прошлом году на «Евровидении» шведы представили как раз шаманские танцы, пройдёт несколько лет и наша попса будет «шаманить». Поп-культура использует этот андеграунд. Если делают это профессионально, здорово. А гламурная байда - это выхолощенная мелодия, заимствованная аранжировка, напомаженные подростки и девушки с силиконом.

- Одни выступают за сохранение этномузыки в традиционном варианте. Другие за современную аранжировку. Вы на чьей стороне?

- Что такое опять же исконно народная музыка? Народная песня существует в массе вариантов. Много народных инструментов утеряны. Что брать за основу? Речь идёт о том, чтобы консервировать музыку, употреблять по сути консервы. Музыка - это все-таки продукт духовного, но все же потребления. Важно, чтобы он был вкусным. Сохранением занимаются фольклористы, этнографы, музейщики. Народная песня жива, пока её поёт народ. Пусть живёт, ради бога. Есть люди, которые воспроизводят аутентичную музыку, реконструируют её. Моя задача не в этом, а в создании новой музыки, которой не было раньше. Да, микс, эклектика, возможно, поэтому кому-то наша музыка не по душе.

Финские дети с гитарами

- Такие аргументы приводили организаторы «Ыбицы», которая, задумывалась как площадка для финно-угорских музыкантов. И тут приезжает финская поп-группа «The Rasmus», которая не имеет отношения к национальной культуре. Как быть с этим несоответствием?

- Свои предложения по программе я высказывал. Если бы я был программным директором, сделал бы по-другому. Финская группа все-таки имеет большее отношение к теме, чем Snap, который приезжал в прошлом году. Людей привлекают звёзды. Если молодёжь по пути на «The Rasmus» послушает другие коллективы - это уже неплохо.

- Европа давно повернулась к этномузыке. В России это происходит?

- Те же «Хуун-Хуур-Ту» или «Ят-ха» в Европе - звезды этносцены. Тема горлового пения там давно понятна, есть своя публика, гораздо большая, чем в России. Здесь отсчёт идет с 2000-х годов. «Хуун-Хуур-Ту» не один раз собирали зал в филармонии Екатеринбурга. В городе достаточно поклонников не просто этно, а интересной музыки вообще. Народ потихоньку образовывается. Я занимался организацией фестивалей в Екатеринбурге, но завязал. В Коми есть Министерство национальной политики, а у нас такого ведомства нет. Многие вопросы, которые от меня в Екатеринбурге при организации фестивалей требуют много сил, у вас решены на другом уровне.

- В продолжение темы о якобы высоком спросе европейцев на этномузыку. В турне по Скандинавии везде были полные залы?

- В Финляндии в одном из селений пришло десять человек. Всё зависит от конкретного места, от организаторов. Где-то дали рекламу и собрался полный клуб. В одном из финских городов выступали в огромном клубе, куда пришло человек тридцать. Потому что была среда, и рекламы немного. В других населённых пунктах организаторы включали нас в программу фестиваля. Играли и в школах. С детьми сложнее, они не будут сидеть и изображать из себя угроведов. В финских школах видно, что детей любят.

- Не зря начальная школа в Финляндии считается лучшей в мире. В чем проявляется любовь к детям?

- Например, столовые. Дети приходят, берут столько еды, сколько хотят. Хочешь ложечку, берешь именно столько, хочет целый поднос - пожалуйста. У нас же эти порции стандартные для всех, не важно, ест или нет ребёнок столько. Даже в небольшом селении стараются школы обеспечить по максимуму. Мы часто использовали музыкальную аппаратуру, на которой играют сами школьники. Не как у нас - Вивальди слушаешь с классом на уроках. Там дети могут выбрать по вкусу. Захотел - барабаны, захотел - на гитаре учишься. Вокал, звукорежиссура, электроника - всё пожалуйста, прямо в школе. Не удивительно, что по мастерству и по чувству музыки они на порядок выше российских сверстников.

Чиновники культуре не нужны

- Музыканты часто кивают на государство, которое, по их мнению, должно финансово поддерживать национальную культуру. Иначе, якобы, она умрёт. Ваше мнение?

- Государство - неизбежное зло, которое в нашем случае можно было выбрать и получше. Я вообще анархо-либерал. Но не будем о политике. Мы зарабатываем концертами. Если приглашает государственное учреждение, выступаем. Там работают и продвинутые люди. Они понимают, что из года в год выезжать на фольклоре, балалайке и гармони невозможно. Нас не просят поддерживать какие-то партии, попросят - откажемся. После тура по Европе написал письмо в министерство культуры Свердловской области: «Дорогие друзья, мы с флагом нашего региона проехали по Швеции и Финляндии. Профинансируйте поездку в следующем году». Предложение им понравилось, но ответ был - деньги расписаны на три года вперёд. Я понял, что писать смысла нет.

- Вы анархо-либерал?

- Я считаю, что люди сами способны организовываться в искусстве, бизнесе и экономике. Мало где нужно вмешательство государства. В экономике именно частная инициатива способна решать многие проблемы. Это лучше, чем менеджеры в государственных компаниях, которые будут набивать свои карманы за счёт налогоплательщиков. Чем меньше государства в экономике, политике и искусстве, тем лучше.

- В финно-угорском сообществе так или иначе проявляется национальная нетерпимость, соперничество. Вы ощущаете это на себе?

- Есть определённая история. Мы ее воспринимаем с позиции общечеловеческих ценностей. Люди, которые друг друга раскулачивали или приносили жертвы по приказанию шамана, другим руководствуются. Когда говорят, что русские в своё время притесняли мокшу и эрзя, надо помнить, что среди мокши и эрзя были люди, которые в этом процессе участвовали. Я лично никого не притеснял, максимум кого-то на фестиваль не смог пригласить. Если тебе не нравится что-то, проходи мимо. Если в этом не понимаешь, разберись, может, станет интересно. Хорошо, что нам никто не предъявлял претензий по поводу того, что мы получили грант от финнов, а мы ведь с ними воевали в во время Второй мировой. Что касается современных конфликтов, то финно-угры, напротив, спокойные, иногда даже слишком. В Карелии, например, на концертах нужно что-то очень особенное представить, чтобы людей расшевелить. Мы это и стараемся

Автор: Мария Сакаева

Теги: шаманы, рок-музыка, Ыбица, Туйвеж, H-Ural, Бурановские бабушки, Евровидение, этно, Хуун-Хуур-Ту, анархия, финно-угры, Финляндия, Швеция, Скандинавия, археология

Адрес статьи: http://komikz.ru/news/interview/?id=11074

EMUZON. Музыкальный портал для Екатеринбурга и Урала

H-Ural: материализм и шаманизм не противоречат друг другу

Можно ли вызывать духов на концертах, есть ли хорошая фолк-музыка сегодня в России, можно ли стать «экстремистом» за употребление слова «раса», знают ли за рубежом уральский рок - на эти и многие другие вопросы отвечает Павел Здравомыслов, бессменный лидер группы H-Ural.

Докуда уже простирается известность H-Ural? Где вас уже знают, куда приглашают?

Известность H-Ural простирается с севера на юг от Ямала до Казахстана и с запада на восток от Норвегии до Омска. Нас хорошо знают в северо-запад ной части России: Карелии, Питере, Коми, Удмуртии, Ханты-Мансийском округе, Ямало-Ненецком округе, Свердловской области. Из зарубежных государств наши страны это: Эстония, Финляндия и Венгрия. В прошлом году наиболее запомнившимся был выезд на фестиваль «Ыбица» в Коми.

О чем ваши тексты? Что вас вдохновляет на их написание?

Тексты наши о таежном человеке и окружающих его духах. Нас вдохновляет история («Битва за Чулмандор»), мифология хантов и манси («Илы вухалты ар»), современная жизнь («Уральский народ»); есть и киберпанковские сюжеты («Кибер-дух»). Мы поем песни, написанные на народные тексты, а также делаем обработки народных песен. Как правило, наши версии сильно отличаются от оригинала, хотя мы и стараемся сохранить их дух.

На каких языках, кроме русского, вы поете?

Мы поем на хантыйском, мансийском и английском языках. Также есть кавер на песню «Was wollen wit trinken» на немецком языке. Так что всего получается 5 языков.

Знак, который используется в лого H-Ural, что-то означает или это просто узор по этническим мотивам финно-угорских народов?

Знак, ставший нашим логотипом, означает солнце, составленное из рогов оленя. Олень - это тотемный зверь Марии Оленевой, которая ранее играла у нас на варгане и бубне. Но поскольку мой тотемный зверь заяц, по хантыйским понятиям, является старшим братом оленя, я тоже имею право носить этот знак. Кстати, близким по значению нашему логотипу солярным знаком является свастика, но ее использование было бы слишком экстремальным и по понятным причинам неуместным.

Скажи, а к вам за словосочетание «Уральская раса» не пытались прилепить ярлык «экстремистов», мол, разжигаете и т.д.?

Конечно, пытались. Нас называли и регионалистами, и националистами, и даже «мансийскими фашистами». Были и анекдотичные случаи вроде выступления на «Уральском рубеже», где пара скинов кричала «Слава России» после песни «Битва за Чулмандор». Я бы посоветовал всем внимательнее слушать и читать наши тексты, благо, большинство наших песен доступны на русском языке. Хотя иногда даже вполне вдумчивые люди находят в наших песнях смыслы, которые мы туда не вкладывали. Например, песня «Моя верная любовь» рассказывает о трагической любви, а моему другу там привиделся сюжет про борьбу христиан и язычников.

Вы пропагандируете уральскую тематику. А самим приходилось путешествовать по Уралу или западной Сибири, ездить куда-нибудь на священные места финно-угров. Общаться с шаманами?

Половина участников нашей группы участвовала в археологических и этнографических экспедициях по Уралу и Сибири. Собственно, там мы и познакомились и начали вместе играть, используя в качестве инструментов акустические гитары, ведра и котелки. Священные места доводилось посещать. Что касается шаманов, то в нашей области их, к сожалению, уже не осталось. Хотя я слышал, что в Екатеринбурге живет хантыйский шаман в традиционном смысле этого слова, но встретиться нам пока не довелось.

К слову сказать, вы играете шаманский рок. Это для вас просто сценический образ, или когда ты бьешь в бубен, то все же где-то задней мыслью надеешься, что вызовешь духов? Однажды мне приходилось работать в Югре, и там некоторые кандидаты в депутаты из ханты в предвыборный период реально призывали себе на помощь шаманов, то есть люди верят. Ты сам материалист-атеист или допускаешь шаманизм в реальности, как способ влияния на реальность? Что думаешь насчет Кастанеды и прочих?

Во время выступления у меня происходит полное погружение в иное состояние. Это сродни камланию шамана. Только цель - не излечить человека, не узнать скрытое, не вызвать дождь, а перенести слушателей в другой мир, который им доселе не был известен. Что касается духов, то в песне «Миш ар» я пою от лица духа реки Аган. Приходит ли этот дух на каждый наш концерт, я не знаю. Что касается приглашения шаманов для победы на выборах, то навскидку это звучит, конечно, глупо. С другой стороны, если люди привыкли идти к шаману в разных ситуациях, то почему бы и по столь важному поводу, как участие в выборах, не обратиться? Вообще, ханты очень гибкий народ. Рядом с фигурой Нуми Торума может стоять икона, а чуть поодаль - бюстик Ленина. Многие носители традиционной культуры побывали в КПСС, а теперь крестики носят. И все это как-то магическим образом непротиворечиво уживается в их представлении о мире.

Что касается меня, то я не считаю, что материализм и шаманизм - это антагонистические понятия. Шаманы просто исследуют мир с другой точки зрения. А относительно воздействия шаманских практик на реальность у меня было достаточно наблюдений, чтобы убедиться в том, что да, такое воздействие существует. В качестве банального примера могу привести разгон облаков. Причем, для этого и бубен необязателен. Кстати, один раз меня чуть не наняли для вызывания дождя, но хвала Торуму, пока мы вели переговоры, дождь прошел сам.

Кастанеду я читал, и его творения навели меня на ряд важных мыслей. Кое-что я успешно применяю на практике.

Откуда вы черпаете идеи для музыки?

Идеи черпаем из мифологии, истории, окружающего мира. Иногда идеи приходят откуда-то сами. Наверное, из мира идей, про который писал Платон.

Кто ваш слушатель? Конечно, H-Ural вписывается в разного рода живые выступления, в фестивали... Но можно ли слушать эту музыку дома в уединении?

Наш типичный слушатель это мужчина в возрасте от 25 до 40 лет, любитель рока, но не чуждый необычной музыки. Хотя есть среди наших поклонников и юные девушки, и бодрые дедушки.

Я думаю, есть свои плюсы и в концертном прослушивании, и в домашнем. На концерте больше чувствуется драйв музыкантов, но там сложно почувствовать нюансы. Так что я предполагаю, что многие с удовольствием слушают нашу музыку дома. Недавно один наш давний поклонник рассказал, что включал наши свежие треки на новогоднем празднике.

Ваши диски покупают? Понятно, что покупают, но оправдывает ли это себя? Сегодня люди предпочитают качать музыку или слушать в VK.

Если говорить о российских продажах, то диски покупают, но не в том количестве, чтобы их выпуск имел экономический смысл. Что касается продаж за рубежом, то за время нашего тура по Финляндии и Швеции мы продали достаточно экземпляров нашего EP, чтобы окупить затраты на его запись и выпуск.

Как ты относишься к винилу, не собираетесь выпускать вашу музыку на таких носителях?

К винилу отношусь трепетно, несмотря на то, что этот носитель ушел далеко в прошлое. Все еще мыслю виниловыми категориями типа «это песня со второй стороны нашего первого альбома». Был бы рад выпустить «диск-гигант», но с экономической стороны это абсолютно бессмысленное дело. Даже CD сейчас уже больше сувениры, что уж говорить о пластинках.

Оправдывает ли себя финансово ваша музыкальная деятельность? Если нет, то что вами движет?

Я считаю, что музыка - это хоть и творческий, но продукт, и за него кто-то должен платить. Поэтому, как правило, мы выступаем за деньги и продаем диски. Хотя бывают и исключения. Денег, которые зарабатываем, нам хватает, чтобы выпускать диски, оплачивать репетиционную базу, плюс остается некоторое количество для выплат музыкантам. Это не те деньги, на которые можно жить, это, скорее, приятное дополнение к другим заработкам. Движет нами желание выступать, создавать новую музыку, посещать новые места.

Состав H-Ural несколько раз менялся. Скажите, трудно ли найти хороших музыкантов, особенно играющих не на «нетрадиционных» для рок-музыки инструментах.

Есть трудность в целом в нахождении хороших музыкантов, желающих играть нетрадиционную музыку. В этом плане для нас большой находкой стала Диана Тимощенко, которая отлично играет и на варгане, и на альте, а также владеет навыками горлового пения. Она официально присоединилась к нам в 2012 году, хотя до этого выступала с нами и ранее, еще в 2010.

Кто составляет «костяк» группы, кроме тебя? Кто также предан H-Ural и верит в его успех?

У нас нет деления на костяк, мышцы и прочие детали организма. Нынешний состав - это и есть H-Ural. У нас есть мысли по поводу расширения состава, а приживутся ли новые участники, покажет время. Когда в 2007 году мы начинали, в первом составе группе был наш басист Саша Волков. Гитарист Сергей Голубенко выступает с нами с 2008 года, барабанщик Сергей Кашин - с 2009 года, клавишник Владимир Ананьев - с 2010 года. Сейчас они со мной, значит, преданы H-Ural и верят в его успех так же, как и я.

Если вы занимаетесь музыкой для себя, то как вам удается сочетать эту деятельность с работой, семьей, досугом... Не утомляет занятие музыкой для души?

За 5 лет концертной деятельности мы научились это все нормально сочетать. Занятие для души, как правило, не утомляет. Особенно, когда процесс приятен, например, в виде гастролей по интересным местам. Конечно, иногда и усталость приходит. В частности, после 25 концертов за 20 дней в ходе финского тура мы потом месяц вообще за инструменты не брались. Запись альбомов тоже протекает в разном режиме. Иногда, что называется, «прёт», а порой уже хочется, наконец, завершить начатое и сделать что-то новое. Сейчас мы доделываем второй альбом, но уже есть мысли, которые войдут только в третий.

Какое самое интересное выступление было в истории группы?

Из свежих концертов запомнилось выступление в екатеринбургском клубе Everjazz. Мы там играли сольный концерт в двух отделениях. Сначала мы немного беспокоились, что публика сидит за столиками и слушает, а не отрывается, как в рок-клубах. Но под конец первого отделения часть народа внезапно пустилась в пляс, и все встало на свои места.

Как бы ты оценил нынешнее состояние российской фолк-сцены? Есть что-нибудь интересное?

Я не смогу оценить всю фолк-сцену. Скажу лишь о музыкантах, с которыми мы регулярно выступаем на одних площадках. Среди них я выделил бы питерскую группу TeeSuu, поющую на ижорском и карельском языках, удмуртов Silent Woo Goore и Sattuma из Петрозаводска. Всем рекомендую альбом последних «Kinofilmi».

Твое отношение к «Бурановским бабушкам»? На твой взгляд, они насмешили весь мир от имени России или вызвали у мира симпатию к России?

«Бурановским бабушкам» можно сказать спасибо уже за то, что весь мир узнал, что у нас помимо русских музыкой занимаются еще и удмурты, а, стало быть, и другие национальности. Так что после того, как моя заявка на «Евровидение» от проекта Osan Yöstä пролетела, я призвал всех финно-угров голосовать на «Бурановских бабушек». Мой знакомый английский журналист Рой Делани, который уже 20 лет ездит на конкурсы «Евровидение», сказал, что бабушки обаяли всех. Поэтому в итоге было не особо важно, что и как они пели.

Если ты знаешь, то на российской сцене есть такая группа «Аркона» , с одной стороны это фолк, с другой death-metal. Удивительно, что этой группе удалось пробить брешь на Западе и стать там популярной среди, понятное дело, в первую очередь, металлистов. Она уже принимала участие во французском фестивале Hellfest, чешском Brutal Assault. А совсем скоро примет участие в фестивале 7000 tons of metal на лайнере в Атлантическом океане со всемирно известными группами. Как ты считаешь, это исключение, или пришло то время, когда российские группы, наконец, нашли совою нишу и могут предъявить хороший музыкальный продукт на Западе.

Я слышал про успехи «Арконы» в Европе, и как музыкант рад за них. Что касается ниши в Европе, то это для уральских и сибирских музыкантов выступление за рубежом является неким мега-достижением, а для многих питерцев и карельцев это просто часть их гастрольного графика. Например, группа Santtu Karhu ja Talvisovat до своего распада являлась очень популярной в Финляндии, а в России за пределами Карелии про нее никто и не слыхивал. Просто у кого-то эта ниша пошире, у кого-то поуже.

Мы с самого начала нацеливали H-Ural на европейский рынок, поэтому изначальный репертуар и состоял из песен на английском. Потом, правда, мы поняли, что нашим зарубежным слушателям (по крайней мере, из финно-угорских стран) больше интересны песни на хантыйском и мансийском.

Твое отношение к поп-фолку, типа «Пелагея» и «Мельница»?

Я считаю Пелагею талантливой певицей, но вот над репертуаром и аранжировками я бы поработал. «Мельницу» в больших количествах никогда не слушал. Пару лет назад реально бесило, что кроме «Мельницы» у нас в городе народ никакого околофолка и не знает. Сейчас ситуация изменилась, в чем-то благодаря и моим усилиям.

Хотелось бы поиграть в других стилях музыки? Если да, то в каких? Например, ambient или панк-рок?

H-Ural как сплав рока, фолка и электроники дает много простора для творчества. Если наш первый альбом был с уклоном в хард-рок, то новые песни уже полегче, там больше места заняла этническая составляющая. В последующем мне хотелось бы двинуться в сторону электроники: даб-степа, транса, брейк-бита. Естественно, с элементами фолка и рока. Что касается панк-рока, то в 2009-2010 годах я параллельно с «Хуралом» был вокалистом «Панков по пьянке», так что в этом плане уже самореализовался. После завершения сотрудничества с ППП мы с их барабанщиком Юрисом организовали довольно прикольный индастриэл-буговый проект «Санитары», но после моего ухода этот ансамбль, к сожалению, сдулся.

Как, на твой взгляд, прошел фестиваль «Старый Новый рок»?

Если говорить о нашем выступлении, то, по нашим ощущениям, оно прошло отлично. Мы успели сыграть то, что хотели, сделали это с полной отдачей. Зал хорошо реагировал, по окончании мы довольно долго общались с новыми поклонниками, дали интервью нескольким каналам.

Что касается остальной программы, то меня очень заинтересовали мастер-классы, поэтому я почти все время просидел на них. Было весьма интересно послушать Александра Кушнира, Александра Коротича, Вадима Самойлова и Владимира Елизарова. Так получилось, что практически всю музыкальную программу я пропустил. Послушал на рэп-сцене «Второй смысл», в зале с креслами из-за сцены - группу Elya Chavez, на главной - пару кусочков ТОП Евгения Горенбурга и Lumen. На 10CC сил не хватило, да я и не фанат этой группы.

Атмосфера на фесте была хорошая, никто при мне не быковал, даже люди в подпитии вели себя достаточно вежливо. Подходили, брали автографы, просили в бубен ударить.

Кстати, что случилось с фестивалем Рок-этно-стан? Не оправдал себя? Или в будущем вы попытаетесь повторить его?

«Рок-Этно-Стан» выполнил свою миссию по продвижению этно-рока на Урале, поэтому в этом плане он себя оправдал. В коммерческом плане он не стал сильно доходным мероприятием, а трудностей с его проведением возникала масса. Поэтому опен-эйр 2010 года стал последним. Сейчас мне интереснее самому выступать на чужих фестивалях или консультировать их организаторов. Впрочем, в жизни все бывает, может, и доведется вернуться к «Этно-Станам». Хотя летний «Рок-Этно-Стан-2009» получился настолько хорошим и по программе, и по месту, и по публике, что будет трудно сделать что-то лучше. Разве что пригласить Amorphis и оккупировать все озеро Балтым.

На каких зарубежных фестивалях тебе бы хотелось выступить? И с какими бы группами ты бы разделил с цену?

Из реальных вариантов мы рассматриваем эстонский фестиваль Rabarock, а в плане мечты на будущее - немецкий Rock-am-Ring. Мне лично было бы приятно сыграть на одной сцене с Waltari, Black Sabbath, Prodigy и Rammstein.

Кстати, кого из зарубежных исполнителей ты видишь в качестве аналога или ориентира H-Ural?

Когда мы выступали в Тампере в лицее искусств, местный преподаватель сказал, что ему было приятно услышать музыку, у которой нет близких аналогов. Так что мы продолжаем себя позиционировать как ансамбль с уникальным звуком. Что касается современных групп, которые тоже соединяют фолк с роком и электроникой, то тут можно упомянуть Infected Mushroom.

Какие планы на 2013 год? Новый альбом, клипы, выступления...

Планы грандиозные. Дописываем второй альбом, соответственно, скоро он выйдет. Половину уже сделали, 4 песни можно послушать на нашей страничке в контакте. Недавно нас пригласили поработать над музыкой для мультфильма на хантыйскую тематику. Есть намерение снять полновесный постановочный клип. Хотим расширить состав, поработать с женским вокалом. Что касается туров, то есть планы объездить все финно-угорские регионы России, а также наведаться в Эстонию. Конечно же, будем регулярно выступать в Екатеринбурге, в том числе, с новыми песнями.

Адрес статьи: http://emuzon.ru/interview/147 

Weburg.ru

Группа H-Ural: Шаманизм - это возможность черпать идеи

Коллектив H-Ural (произносится «Хурал») работает в уникальном стиле «электронный шаманский рок». Их музыка привлекает внимание не только соотечественников, но и зарубежных зрителей. В сентябре группа вернулась из гастрольного турне по Финляндии. За 20 дней музыканты дали 27 концертов, проявив чудеса работоспособности. Лидер команды Павел Здравомыслов рассказал корреспонденту портала Weburg Никите Ломаеву о впечатлениях от поездки, уральской расе и значении шаманизма.

- Одной из целей вашего коллектива является культурное возрождение уральской расы. Что скрывается за словосочетанием «уральская раса»?

Павел Здравомыслов (тамбурин, акустическая гитара, вокал): Если говорить об уральской расе в этнопологическом плане - это одна история: есть некоторые народы, которые стоят посередине между европейцами и азиатами. Это к нашей деятельности имеет мало отношения. Мы уральскую расу воспринимаем как некую культурную общность людей, которые могли родиться на Урале, могли прийти сюда, которым просто интересно смешение таких географических вещей, как Европа-Азия, фольклора и современной музыки.

Для нас границы регионов или происхождение не являются чем-то основополагающим. Нам интересны люди, которые чувствуют какую-то историческую общность с Уралом, например, венгры или финны, интересны народы, которые здесь проходили или остались.

Если посмотреть перепись 2002 года, то на Урале количество национальностей зашкаливает за 150, если я ничего не путаю. Не секрет, что у нас люди раньше записывались русскими, хотя имели другое происхождение. Двадцать лет назад пошла другая тенденция: все вспомнили о своих корнях. Я это только приветствую. Если человек по каким-то причинам, даже по приколу, начал себя идентифицировать как лицо другой национальности, то ничего страшного в этом нет. Отлично, что люди начинают вспоминать или изучать свой язык, интересоваться своими корнями. Есть ролевое движение, которое себя идентифицирует с эльфами, хоббитами и какими-то народами, которые по крови не имеют к ним отношения. Ничего в этом страшного нет: в игре, в поиске человек находит новые формы самовыражения. Пусть он самовыражается как хоббит, как казак, как хант.

- А это не будет способствовать разобщению между народами РФ?

Павел: Мы существуем в некоем культурном пространстве, и для нас важна культурная идентичность. А то, что люди, которым нравится наше творчество, могут находиться за пределами нашей страны, и многие из них нам ближе, чем те, кто сидит рядом, но не врубается в наше движение, - ничего в этом страшного нет. По всему миру возникают сообщества и фан-клубы определенной музыки. Они вне границ. Я в этом не вижу какой-то угрозы для российской государственности и чего-то еще. Несмотря на некоторое критическое отношение к существующей реальности, которое свойственно любому творческому человеку, каких-то специальных политических призывов в наших песнях нет.

- Вы общаетесь с представителями коренных народов Урала, ездите в экспедиции?

Павел: Мы давно уже в экспедиции ездим. Наш гитарист Люк регулярно ездит на север, по Сосьве сплавлялся. Где-то с периодичностью раз в два года он там бывает и общается с местным населением, которого осталось уже не так много.

- А свою музыку вы им представляли?

Павел: Нет. Дело в том, что наша музыка синтезирована: там есть рок, электроника и народная музыка. Мы ее мыслим как некое единое целое. Тащить аппарат на север, чтобы поиграть для представителей коренной национальности? Они вряд ли в это въедут, потому что только один из элементов музыки околофольклорный, а остальное - это рок и электроника. Взаимодействие с представителями хантов и манси у нас налажено в Ханты-Мансийском округе. Там есть любители нашего творчества, есть и нелюбители.

- Раньше вас часто спрашивали, почему в песнях H-Ural совмещаются этнические корни и английский язык. Вы отвечали, что уральская культура должна стать частью общемировой. Это посильная задача?

Павел: Мы с тех пор несколько отошли от изначальной концепции и поем на четырех языках: практически вся программа переведена с английского на русский язык, плюс есть песни на хантыйском и мансийском. Когда мы выступаем, смотрим по составу аудитории и решаем, в какой пропорции будут песни на языках малых народов, сколько на русском, сколько на английском. Когда мы согласились ехать в Финляндию, заявка была сделана на то, что наша музыка является продуктом мирового уровня. Везти отсюда непонятно что смысла особого не было. Мы постарались сделать нашу музыку и визуальную часть довольно хорошо и качественно. Отзывы мы получали хорошие. Людям нравилось и то, что это нечто новое, и подача, некий драйв.

- Но об уральской культуре, уральской расе, как мне кажется, не знают не только иностранцы, но и большинство жителей России.

Павел: Согласен. Задачей тура было познакомить жителей Финляндии и Швеции с творчеством современных российских групп, поющих на финно-угорских языках. У финнов и венгров тема некоей языковой общности достаточно развита: есть исследователи, есть большой интерес у публики.

Когда я учился в Германии, то понял, что там люди, закончившие гимназию, имеют больше гуманитарных знаний, чем средний выпускник российской школы, например. У нас, в России, знание о народах находится на крайне низком уровне. Если опросить людей, то многие, например, удивятся, что нет такой национальности, как «дагестанец». Плюс в том, что есть, о чем здесь людям повествовать, петь. Мы в этом видим свою некую миссию. Люди к этому открыты.

Когда мы начинаем рассказывать, даже в небольшие перерывы между песнями, это вызывает интерес. Никто не ждет, что на рок-концерте начнут рассказывать про культуру коренных народов. Некоторым людям даже больше нравились эти «телеги» между песнями, чем музыкальная подача. Но нам не хотелось концентрироваться исключительно на теме финно-угорской идентичности. Мы хотели представить новации в музыке и сделать это качественно и весело.

- Насколько хорошо вы владеете мансийским и хантыйским языками?

Павел: В том, что касается письменной или устной речи, нам еще есть, куда развиваться. Языком мы свободно не владеем. У нас есть представители хантыйской и мансийской национальностей, но с детства они разговаривают на русском. Но некоторые слова, фразы и выражения мы знаем, особенно те, что имеют отношение к фольклорным вещам. Несмотря на некоторые различия в фонетике, общее звучание языка нам близко. Все равно русские, приехав на Урал и в Западную Сибирь, от местных народностей поднабрались. Известный всем уральский акцент тоже не просто так появился. Поэтому на слух хантыйский достаточно легко воспринимается.

- А шаманизм для вас - это религия или просто элемент игры, представления?

Павел: Я не стал бы говорить за весь коллектив. Вопросы религиозной идентификации лучше проговаривать с каждым участником отдельно. Шаманизм, естественно, можно понимать по-разному. Если говорить в религиозном смысле, шаман отличается от обычного человека тем, что он, приходя в определенное состояние, имеет возможность общаться с духами и за счет этого приобретает дополнительные силы, навыки и возможности воздействовать на окружающий мир.

Шаман-воин, например, может прийти в боевой экстаз и разгромить врага, может повести за собой людей, приведя их в особое состояние. Есть некие явления в нашей природе, которые пока научно необъяснимы. Есть некие факты, которые говорят, что человек или группа людей могут в определенном состоянии воздействовать на физические явления: облака разгонять, например. Я наблюдал это воочию.

Для меня шаманизм - это возможность черпать идеи. Если переводить на философскую тему, мы говорим о некоей творческой эманации. Из невидимого мира идей что-то приходит в обычный мир и воплощается. Опять же рок-концерт - это все равно измененное состояние сознания за счет определенных ритмов, звука, громкости, повторяющихся музыкальных фрагментов. На концерте мы входим в такое состояние и стараемся его передать публике. Если идет подача музыкальная, то идет отдача и из зала: люди начинают двигаться, кружиться, петь. Энергия возвращается нам, и возникает взаимодействие. Это вещи, которые доступны и музыкантам, не называющим себя рок-шаманами. Такой вот музыкальный шаманизм всем нам присущ.

- Ваш отчет о гастролях в Финляндии, опубликованный на сайте группы, мне показался достаточно ровным по эмоциям. Расскажите о самом сильном впечатлении за время поездки.

Павел: Самую сильную эмоцию сложно, наверное, описать. Сначала мы проехали через всю Финляндию - это достаточно частая смена обстановки, смена образов. Мы от Петрозаводска до границы ехали порядка трехсот километров, а потом - поперек через всю Финляндию до Лапландии. Достаточно сильное впечатление было именно в первый день: чистый воздух, озера, вода из-под крана, которую можно пить. Запомнились концерты в школах. Множество красивых, высоких детей, пышущих здоровьем. Очень хорошее оснащение во многих школах. В плане образования и культуры там очень хорошо. На концерте в Турку, где проходил небольшой опен эйр, сцена была установлена в исторической части города, перед ней находился танцпол. Там была достаточно крупная брусчатка, и зрители прямо на ней умудрялись танцевать. Меня поразило, что люди на это способны. Не знаю, как они там ноги не переломали.

- В том же отчете вы пишите о планах модифицировать рок-этно-оперу «Легенда о Сорни Най». Расскажите подробнее об этом.

Павел: У нас был опыт совместной постановки с театром «Театрон» по мотивам мансийского фольклора «Легенда о Сорни Най». Сейчас подготовлена концепция, чтобы сделать из этого более масштабный проект на стыке театра, этнографии и музыки. Творческие ресурсы есть, мы ищем возможности для финансирования.

- Перед отъездом в Финляндию вы записали сингл. Какова его дальнейшая судьба?

Павел: Мы выпустили сингл как раз для того, чтобы в тур не ехать с пустыми руками, чтобы познакомить людей с нашей музыкой. Здесь, в России, мы его реализовывать не планируем. Сейчас мы дописываем альбом, выпустим его уже в полновесном варианте. С песнями пока можно частично ознакомиться у нас на сайте: там выложено две композиции с сингла и одна живая запись из Финляндии.

Никита Ломаев

Адрес статьи: http://weburg.ru/news/24791

CHELMUSIC.RU:

Светлана Ворошилова "Шаманы XXI века", 18.12.2008  

Каких только концертов не было в Челябинске в последние годы - но вот шаманские рок-группы у нас еще не выступали. Неудивительно - ведь на Урале практически нет команд такого формата. Поэтому, увидев афишу электронной шаманской рок-группы H-Ural из Екатеринбурга, я не раздумывая пошла в «Book-вари» на их сольный концерт.

Придя в клуб, понимаю, что афиши привлекли немногих - внутри, помимо музыкантов, находятся человек пятнадцать (из которых двое - из съемочной группы одного из местных ТВ-каналов). Хорошо, что «Буквари» - заведение маленькое, поэтому немногочисленность публики не бросается в глаза.

Концерт начался с элементов Медвежьего праздника - древнего ритуала, связанного с культом медведя, который у многих народностей считается священным животным. Правда, настоящий Медвежий праздник длится 5-6 дней, так что нам была продемонстрирована light-версия из трех песен. Перед каждой композицией вокалист Юван (в миру Павел Здравомыслов) увлекательно рассказывал о традициях, обычаях и легендах ханты и манси. Очень удобно - и концерт, и лекция по истории родного края.

Что до музыкальной составляющей, то она понравилась мне несколько меньше, чем истории между песнями. Вокалист весьма своеобразным хриплым голосом пел что-то на весьма своеобразном английском. Наверняка на поляне на «Уральском рубеже» (откуда я слышала восторженные отзывы о H-Ural) все это было органично, в «Букварях» же как-то не очень вкатило. К тому же не хватало живой ритм-секции (впрочем, музыканты сказали, что уже в ближайшее время она появится. На момент же челябинского концерта в составе группы было четыре человека - вокалист, иногда играющий на акустической гитаре, гитарист, клавишник и варганистка). Похоже, часть слушателей тоже не очень прониклась, поэтому в перерыве и так немногочисленная публика заметно поредела. Те же, кто остались, услышали композицию по мотивам «Сердца Пармы», несколько древних легенд, программную песню «Уральская раса» и даже шаманский панк (!), посвященный уральским женщинам.

Как выяснилось, «шаманская» тематика для музыкантов H-Ural - не просто элемент антуража. Участники коллектива всерьез изучают обычаи и музыку хантов и манси, ездят в специальные экспедиции, выступают на официальных мероприятиях, посвященных сохранению культуры этих народностей и являются инициаторами движения «Уральская раса», объединяющего деятелей искусства, выступающих за развитие уральской культуры. Даже инструменты у ребят необычные - например, настоящий шаманский бубен, сделанный на заказ, не только участвует в концертах, но, по словам варганистки Маши, способен исцелять людей и разгонять облака.

Итак, если вы заинтересовались (а интереса H-Ural весьма и весьма достойны), группу можно услышать в Екатеринбурге, где она выступает на большинстве этно-вечеринок (ближайший концерт - 28 декабря в «Курящей собаке»). Или заходите на сайт http://www.h-ural.com/, где можно не только ознакомиться с демо-записями группы, но и не много не мало попробовать себя в качестве виртуального шамана.

Адрес статьи: http://www.chelmusic.ru/articles/972.php

Газета "Вечерний Челябинск":

Ольга Золотых "Ханты и манси вдохновляют рокеров", 12.12.2008

Кнайп-клуб «Book-вари» впервые выступил площадкой для обрядов. К нам приехала екатеринбургская группа H-Ural, которая изучает фольклор и обычаи своих предков - народов ханты и манси. Музыку древних шаманов они обрабатывают, смешивают с хеви, гранжем, рэпом и драм-энд-басом, что создаёт уникальный стиль - электронный шаманский рок.

Каждое выступление музыканты H-Ural (читается «хурал») начинают с обрядов. В нашем городе они решили исполнить обряд медвежьего праздника. В идеале праздник начинается ночью и длится пять-шесть дней, исполняется народная музыка - до трёхсот песен.

Люди танцуют и разыгрывают сцены из повседневной жизни. У ребят и зрителей нет столько времени, поэтому они решили ограничиться песней Celebration of the Bear.

Вокалист Павел Здравомыслов пел и читал заклинания, славил медведя - одного из тотемов народов ханты и манси. Он ходил кругами и, съёжившись, бил в бубен.

Музыканты были уверены (и не прогадали), что в Челябинске их музыка затронет души людей. Жители нашей области не должны забывать, что предки ханты и манси жили не только в Западной Сибири, но и на Южном Урале и его западных склонах.

Только к ХIХ веку большинство представителей этих народов были вытеснены коми и русскими. Сейчас их остаётся мало даже в Сибири, что сильно печалит музыкантов.

Летом группа выступила на финно-угорском конгрессе в Ханты-Мансийске и получила множество положительных откликов представителей власти этого округа.

- К сожалению, культура хантов и манси постепенно умирает, - сгрустью констатирует факт Мария Оленева. - Мы своими песнями стараемся её возродить и дать новую, пусть и современную жизнь.

Маша играет в команде на варгане и шаманском бубне. Её дедушка хант. Свою внучку он с детства приучил к родной культуре и передал многие знания, связанные с шаманизмом.

Самое ценное для Марии то, что она научилась общению с духами и природой. Труднее всего было научиться находить связь с духом бубна. Девушка говорит, что от него она получает разную информацию, полезную для людей.

Народ спрашивает, как излечиться от недуга, как призвать хорошую погоду. На фестивале «Уральский рубеж» по просьбе организаторов Мария разгоняла облака с помощью бубна, который изготовил уважаемый шаман.

От панка до этники

Вокалист Павел Здравомыслов, или Юван увлёкся музыкой много лет назад. Его творчество периода девяностых мало похоже на то, что мы видим сегодня. Первые записи датированы 1992 годом.

Ребята играли весёлый и жизнерадостный панк-рок. Об этом музыкант нисколько не сожалеет. Напротив, дорожит музыкальным прошлым. Недавно он даже восстановил старые записи, оцифровал и выложил в Интернет.

Уже тогда в душе молодого панка, уральца до мозга костей, зародилась идея создания уральской музыки. В детстве пятилетний Паша услышал мансийскую сказку в одном из сохранившихся селений - Верхней Сысерти.

Этническая, очень мелодичная музыка надолго запала в душу ребёнка. Однако осуществить мечту удалось недавно, в 2007 году, - нашлись единомышленники. Один из них - клавишник Сергей Ялунин, который показал свои электронные творения и предложил совместить их с этникой.

- Так зародилась идея сделать проект из трёх составляющих: фольклора, рока и электронной музыки, - рассказывает Павел. - В восточной Германии существует культовая группа Feeling B.

Её концепция нам в чём-то близка. Они так же смешивают народные и современные мотивы. Два сибирских коллектива также не стесняются прикладывать к фольклору электронную музыку и рок, но они работают в несколько другом ключе.

Гитарист Сергей Голубенков узнал, что его корни ведут начало от народов ханси. Он решил отправиться в этнографическую экспедицию на Северный Урал и в Сибирь.

- С друзьями мы посетили места традиционного обитания древних народов и спустились по реке Сосьве, где до сих пор живут семьи хантов, - вспоминает Сергей.

- Интересно было узнать, откуда мы взялись, как жили наши предки. С середины девяностых там практически не осталось поселений хантов и манси. По берегам этой реки живут лишь несколько семей манси. Пока мы плыли, останавливались и общались с населением.

Кого объединит уральская раса

Языком своих песен музыканты избрали английский. Сказание хантов и манси они перелагают на международном языке. Объясняется это вполне благородными целями:

- Уральская культура достойна того, чтобы стать частью общемировой, - считает Павел Здравомыслов. - А мировым музыкальным языком является английский.

Мы пробовали писать на русском языке, но пока получается не очень органично. Хотя я не исключаю того, что когда-нибудь выпустим альбом на русском. Также у нас есть песни на хантыйском языке, но их нужно доработать.

Павел и ребята даже придумали идею уральской расы. Она никаким образом не связана с расизмом или шовинизмом. Такая раса должна объединить людей, которые в душе считают себя уральцами.

Это может быть украинец или представитель любой другой национальности. Транскультурное движение, уверяют музыканты, призвано в первую очередь объединить всех деятелей искусства, выступающих за развитие уральской культуры и соединяющих в своём творчестве традиции и современность.

Болезни лечит санквылтап

Народные инструменты гармонично сочетаются с электрогитарой и клавишами. Особая гордость музыкантов - мансийский инструмент санквылтап.

Этот струнный инструмент обских угров (хантов и манси) имеет форму лодки. Раньше санквылтап использовали в культовых практиках, теперь - и для обычного музицирования.

- Музыкой санквылтапа можно даже лечить людей, - рассказывает лидер группы Павел Здравомыслов. - Правда, инструмент очень хрупкий. Мы его бережём и используем только для студийных записей.

Без шаманского бубна, варгана и тамбурина (обода с металлическими тарелочками и бубенчиками) музыка группы не смогла бы обрести этническую окраску. В народные мелодии вмешиваются быстрые, ломаные ритмы, что даёт неповторимое звучание.

Новые боги людей

Тексты песен - это не дословный перевод хантыйских и мансийских легенд и мифов, а их современное переложение. Так, в одной из песен поётся о том, как сын верховного бога Торума и прародитель медведей спустился на землю с неба.

Ослушавшись своего отца, он лишился бессмертия. Сын Торума погиб от рук охотников, но его душа до сих пор желает вернуться к Небесному отцу. На создание многих композиций вдохновляет тайга.

Лесу посвящён целый цикл песен. Его обитатели -  покровители участников группы. У вокалиста Павла это заяц, у гитариста Сергея Голубенкова - медведь (он похож своим телосложением). Сергею Ялунину покровительствует лесной гусь, а Маше Оленевой, нетрудно догадаться, - олень.

В других песнях появляются осовремененные персонажи - виртуальный шаман и кибердух. Отдельная группа композиций рассказывает о современных проблемах.

 - Современность мы преломляем через восприятие лесного человека, - говорит Павел. - Песня «Новые боги» посвящена тому, что люди отказываются от старых богов, то есть от того, что им было дорого. Они не просто отказываются, а начинают поклоняться новым богам - деньгам и власти.

Музыкантам не нравится то, что происходит с природой. В песне «Оранжевые облака» поётся про город Нижний Тагил, где облака на самом деле не голубого, а желтоватого цвета. Напротив же, ребятам нравятся жизнь, гармония, праздники и, конечно, музыка.

Фото автора. 

Адрес статьи: http://vecherka.su/katalogizdaniy?id=22272