20.08 - 15.09.2010 - Как H-Ural Европу покорял. Часть 2

ВНИМАНИЕ! Текст содержит крепкие выражения. Если для вас это неприемлемо, обратитесь к "жидкой" версии.

29.08

Kajaani / Каяни

 

Утром после традиционной сауны и плотного завтрака мы покинули гостеприимный Оулу и двинули в Каяни. Там нас встретили Пертти и Матти, столь же гостеприимные, сколь и немногословные. Мы разместились в 15 км от Каяни в уютных домиках на троих рядом с лесосекой и озером. Пейзаж очень напоминал Средний Урал, а точнее - окрестности Верхней Сысерти. Жаль, что прохладная погода не располагала к купанию. Сытно пообедав (особо стоит отметить лосятину из собственноручно застреленного Пертти лося), мы отправились на чек в клуб Generator. Оборудование клуба повергло нас в уныние: все таки за время пребывания в Финляндии мы привыкли к хорошему аппарату. Особенно грустно выглядела ударная установка, на которой вообще не было навесных томов. К счастью, за кулисами нашлась еще одна ударка, судя по виду, сварганенная местными школьниками на уроках труда. Мы решили, что лучше будет использовать ее.

Первыми выступали местные деятели олдскульного хардкора Valium Kiharat ("Валиумные кудри"). Группа, по версии местных деятелей, как бы котируется и в Финляндии, и в Швеции. Хардкорщики оказались настолько брутальными, что обошлись без навесных томов. Публика, собравшаяся, видимо, вкушать фолк, была слегка размазана по стенам. Бабушки сидели, закрыв, уши руками, но почему-то не уходили: видимо, решили таки поддержать местных пацанов. Выдав получасовую порцию ненависти, любители валиума удалились, предоставив H-Ural возможность что-то выжать из хиленького аппарата.

Выжать удалось немного, но бабушка, закрывшая уши на Valium Kiharat, продолжала держать руки у головы и во время сета H-Ural. Обнаружились и другие странные персонажи, например, девушка, которая ... вязала. Довольно странный выбор места для изготовления носков, учитывая, что вход не был бесплатным. Отгремев, оторав и отпрыгав свое, H-Ural удалился в гримерку.

Pairem стали бальзамом (если не на душу, то уж точно на уши) упомянутой выше бедной старушке. Она наконец-то опустила руки и даже начала качать головой в такт. Даже эльвирины междупесенные телеги на марийском языке пробуждали в этой благодарной слушательнице целую гамму чувств.

После концерта мы уехали ужинать/сауничать/ночевать на берег озера. Перед сном состоялся импровизированный вечер русской песни в исполнении Саши Мальцева (вокал) и Романа (баян, мимика). В ходе вечера у Саши Волкова созрела маркетинговая идея: устроить в каком-нибудь крупном городе концерт на улице и заработать денег. К сожалению, идея сия так и не воплотилась в жизнь.

30.08

Утром нам предстоял самый ранний концерт за весь тур: первый выход планировался на 9-15! В концертном зале Kaukametsä (Каукамется) было запланировано сразу два концерта для школьников. Памятуя вчерашний клубный кошмар, мы ожидали увидеть что-то страшное, но концертный зал оказался весьма обширным, имел хорошую акустику и был неплохо оборудован колонками. Налюбовавшись залом, мы с ужасом обнаружили, что на сцене нет ударной установки. А уже через час с небольшим нам предстояло выходить. К счастью, раздался звон тарелок, и ударка в полном составе феерично выкатилась на сцену. Мы радостно выдохнули, но рано, потому что звукорежиссер никак не управлял процессом и занялся настройкой звука только после того, как я демонстративно встал за пульт.

Первый концерт пошел на троечку. Дети спали, голоса и инструменты тоже, звук в зале, настроенный как попало, школьников не сильно порадовал. Им больше понравились шутки-прибаутки по поводу фамилии нашей варганистки (Оленева): видимо, для финнов слово "олень" такое же смешное, как и для русских.

В перерыве мы отправились пообедать, но при виде старших школьниц про насыщение мы забыли. Нас угораздило присесть напротив раздачи, поэтому в течение получаса мимо нас прошла целая череда красавиц, которых можно было сразу смело отправлять либо на подиум, либо на фотосессию. Пертти в это время пошучивал, что он столько налогов заплатил в местный бюджет, что может запросто ходить с компанией в столовую и брать все, что угодно.

Взбодрившись видом местных юных дев, мы решили, что второй концерт должен пройти на высоком художественно-эмоциональном уровне, то есть, круто. К тому времени первый звукорежиссер, видимо, уволился, потому что нас обслуживал более другой, вполне понятливый и расторопный. Нам удалось вывести, как следует, звуки бочки и электроники в зал, так что 'The Battle of Chulmandor' звучала, как на дискотеке. Школьникам это дело понравилось, и хотя они так и не пустились в пляс, но на месте подпрыгивали и покрикивали. Пробежка по проходам с бубном произвела настоящий фурор. После этого концерта я окончательно уверился в том, что не бывает хорошей или плохой публики, а бывают хорошие или плохие звук и шоу. А публику либо вставляет, либо нет в зависимости от того, что она слышит и видит.

После концерта мы покинули Каяни, где отыграли за два дня три концерта, и двинули в Kokkola (Коккола).

Kokkola / Коккола

В г. Коккола мы разместились в живописном месте Вилла Элба. Каждой группе дали по домику о две комнаты со встроенными душами и туалетами. WiFi был только в кафе и довольно слабенький, но это нас не сильно расстроило.

А расстроил нас звонок жены Саши Волкова с рассказом о побоище на фестивале "Торнадо". Мы двинули в кафе, дабы поглядеть на youtube видео с места событий. Съемка велась как раз с того места, где в прошлом году у нас стояла палатка на "Уральском рубеже". Картинка была особенно ужасной по контрасту с пасторальной обстановкой вокруг. Очень жаль было людей, попавших под арматуру и пули. В официальную версию о сотне армян, пришедших разбираться из-за недопитого в палатке пива, верилось с трудом. Настроение у нас убилось напрочь. Желание делать какие-то массовые мероприятия в России у меня отбилось окончательно.

Другим минусом стала загадочная то ли простудная, то ли вирусная болезнь, которая поразила Эльвиру и Кашина. Я весьма боялся простудиться, поэтому еще с Лапландии ходил замотанный в шарф, снять который решился только на юге. Впрочем, устраивать Кашину карантин и оставлять одного в комнате я не стал. Просто настроился на то, что болеть мне нельзя, иначе все наше шоу пойдет коту под хвост. Настрой оказался действенным, и хвори обошли меня стороной.

Ночью на почве расстройства из-за трагедии на "Торнадо" произошла вполне ожидаемая пьянка. Волков активно зазывал Рому переехать в Екатеринбург и вместе делать музыку. Все это напоминало сцену заманивания Яна Гиллана в Black Sabbath, с той лишь разницей, что никто из нас под стол не упал. Видимо, это и оказалось решающим фактором для того, чтобы Рома остался таки в Йошкар-Оле.

31.08

Утром мы выдвинулись в центр города и занялись шопингом. Я слегка затарился сувенирами, а вот из одежды ничего существенного не купил, ибо в маленьких городах даже в сетевых магазинах типа H&M размеров представлено негусто, хотя артикулы одни и те же. Вскоре к нам присоединилась Туя из Общества Финляндия-Россия. Заехав за отказавшимся от прогулки по Кокколе Сашей Волковым, мы поехали поглядеть на клуб Akkuna. По дороге Саша рассказал, о своем походе по окрестностям Элбы: он набрал грибов и запечатлел похожих на бизонов мохнатых быков.

Клуб оказался не сильно большим, но вполне вместительным местом с залом и предбанником. Аппарата в клубе еще не было, поэтому народ отправился гулять, а мы с Машей занялись постановкой танцев. Параллельно с этим приехал аппарат, который я помог разгрузить, а потом опять принялся за хореографию. Техники быстро установили колонки и бэклайн и принялись продувать звук под бодрые звуки AC/DC. Мы поняли, что оказались в нужном месте.

Через пару часов стартовал чек. Все настроилось лучшим образом, включая видео. Туя переживала, что может быть мало народу. Мы успокаивали ее, говоря, что нам неважно, сколько будет людей, главное, чтобы это были правильные люди.

Так, собственно, и получилось. На концерт подтянулось от силы полтора десятка человек, но это были зрители, для которых стоило это все затевать. Даже нашелся один человек, который более чем в теме: Яркко Лахти, актер и директор Городского театра Коккола. Про него мне рассказывала Мерья Йокела еще в Оулу. Яркко как раз был в процессе завершения музыкально-поэтической постановки на стихи хантыйского поэта-депутата Еремея Айпина. Мы поговорили с Яркко о хантыйской и мансийской культуре, о смешении жанров и возможном сотрудничестве. Я поведал историю про однократную постановку мини-этно-рок-оперы "Легенда о Сорни Най" в 2008 году и рассказал о своих планах сделать ее апгрейд под названием "Легенды Уральских гор".

В это время уже вовсю жгли Pairem. Сет запомнился тем, что Эльвира перешла с марийского на английский язык. Особенно феерично она объявила Рому:

- Roman Zhitnikov - bayan, keyboard (Роман Житников - баян, клавиши).

После этого за Ромой прочно закрепилось почетное прозвище "Баян-киборг".

Во время выступления H-Ural немногочисленная публика реагировала довольно бодро, несмотря на то, что в молодежном центре, где мы выступали, продажа и распитие горячительных напитков и пива запрещены. Под "Миш Ар" люди радостно станцевали "Удачу-Приносящий-Танец", продолжив отрываться на "Песне старого охотника", хотя на охотников и рыболовов они не походили.

После концерта мы пообщались с владельцем клуба, который назвал нас "славянскими Rammstein" в хорошем смысле обоих слов. Мы были не против: называйте нас, как хотите, главное, кормите и регулярно выдавайте наши euro :). Кстати, к тому времени нас все чаще при объявлении концертов стали называть "Хо-Урал". Еще один экземпляр в коллекцию вариантов прочтения (в дополнение к официальному "Хурал" и неофициальным "Эйч-Юрэл", "Эн-Урал", "Хэ-Урал" и "Хайрэл").

Вечером наш водитель Антон (по совместительству - студент консерватории Тампере по классу кларнета и саксофона) выразил желание подыграть нам на концерте. Пока народ расслаблялся, я выписывал в тетрадке ноты для песен 'Ily Vukhalty Ar' и 'My True Love'. Также я вспомнил, что один из риффов Pairem зело напоминает фразу из песни "Мутанты", которую я исполнял с "Санитарами". Возникла мысль исполнить ее на одном из ближайших концертов. В связи с этим я перевел полпесни на английский и лег спать. Но муза разбудила меня в 5 утра, и я не уснул, пока не перевел песню полностью. Жаль, что ни идея с кларнетом, ни с "Мутантами" так и не реализовались в этом туре.

01.09

Сейняёки (Seinäjoki)

Утром мы покинули гостеприимную Элбу и отправились в Сейняёки. Обедали мы в здании театра, но выступать нам там не довелось. Зато мы полюбовались на вызывающие проспекты и флаеры и поняли, что для финского театра наш проект еще не достаточно брутален. Вот если бы на сцену во время концерта выбегал живой лось, с которым все участники группы вступили бы в половую связь, а после его бы принесли в жертву и съели, тогда можно было бы H-Ural'у попробовать выступить в театре Сейняёки.

После обеда мы полюбовались афишей со старыми составами H-Ural и Pairem, пробежались по дорогим музыкальным и недорогим комиссионным магазинам и отправились в клуб. Тот оказался довольно большим: по российским меркам в него вполне комфортно набилась бы толпа человек в тысячу. Если проводить екатеринбургские параллели, то это нечто между "Нирваной" и "Телеклубом", но с многолетними традициями. О традициях свидетельствовал, в частности, тот факт, что в одном из подсобных помещений хранится древний орган "Хэммонд" вроде того, на котором в конце 60-х - начале 70-х играл Джон Лорд.

На сцене, как это уже бывало в клубах, еще практически ничего не было. На вопрос, когда появится ударная установка, нам ответили загадочно: "Вы выйдете на сцену, и все появится". Мы вышли на сцену, и все появилось. Правда, появлялось оно в течение полутора часов. Стало понятно, откуда в технических райдерах берутся фразы типа "звуковое оборудование должно быть установлено не менее чем за два часа до начала саундчека". Зато я успел размяться, побегать вверх-вниз по ступеням, догадаться, что прыгать со сцены не надо, ибо можно зацепиться за ограждение, в общем, провел время с пользой. Товарищи хуральцы кисли в гримерке, а Pairem изучали музыкальные артефакты типа упомянутого выше "Хэммонда".

На чеке Pairem нам открылся секрет, почему из всех инструментов у них лучше всего звучит гитара: потому что гитарист Саша Мальцев лучше всех говорит по-английски :).

После чека мы нанесли визит в местный супермаркет, где научились сдавать пустые бутылки и банки. За каждую полагалось от 10 до 40 евроцентов, так что экологически ориентированным в Финляндии быть выгодно. Специально обученный автомат сам определил тип тары и выдал специальный чек, который на кассе можно было обменять на товар или на деньги.

В концерте помимо H-Ural и Pairem участвовали местные музыканты FadeOut. По записям в Интернете я представил их чем-то вроде крепкого поп-рока, на чек же они играли что-то вроде софт-метала, в общем, я решил не гадать, а дождаться концерта.

Народу в клубе было, мягко говоря, негусто. Хоть среда у финнов это "маленькая суббота", но желающих оттянуться под финно-угорский рок посреди недели явно было мало. Впрочем, поиграть на большой сцене с хорошим звуком это всегда удовольствие, так что мы расстраиваться не стали и после сета Pairem дали жару, как следует. В результате были вызваны на бис, а по итогам получили хорошие отзывы прессы. В вышедшей по итогам концерта статье журналист, в частности, написал, что шаман-рок у H-Ural'а интересный, правда, песни похожи друг на друга. Отметил "харизматичного вокалиста" и был приятно удивлен, когда тот "запел обычным голосом". Pairem удостоились большой фотографии с кучей букв вокруг. Пикантность статье придало соседство материала с заметкой про Тарью Турунен: Эльвиру на протяжении всего тура сравнивали с экс-вокалисткой Nightwish, а тут их еще и пропечатали в одной газете в соседних колонках. Отметим, что H-Ural'у с Pairem посвятили на двоих 6 колонок, а Тарье только 2, так что можно считать, что Эльвира уделала Тарью вчистую :).

Выступавшие в финале FadeOut продемонстрировали очень достойный мелодичный и в меру тяжелый пост-рок. Я не фанат этого направления, но вживую ребята звучали очень достойно. Особенно запомнились вокалист и ударник. Люк в порядке обмена опытом внимательно изучил 15 примочек, которые выложил перед собой соло-гитарист. Правда, пресса ребят не очень похвалила: то ли уже приелись они местным, то ли это такая традиция финская - лажать локальный саппорт.

После концерта мы отправились спать на раскладушках в подвал местной аудиторской конторы. Пожалуй, это была самая экстремальная ночевка. Перед сном мы поздравили Люка с 1 сентября: его дочка Саша как раз пошла в первый класс.

02.09

Varkaus / Варкаус

Утром обитателей импровизированной казармы подняли в 6-00. 12 фигур бродили в полутьме, пытаясь одновременно завтракать и умываться. Туя приготовила для сонных музыкантов и водителей еду и кофе, которые мы закинули внутрь себя, дабы по пути во сне переварить.

По дороге мы не только выспались, но и начали праздновать Медвежий праздник.

В Варкаусе нас встретили и сразу отвезли/отвели в спортзал школы на чек, опосля которого мы отправились обедать. Ученики тут были пораскованней, чем других местах: оглядывались, кричали "Hello", в общем, не равнодушничали. В столовой я впервые в Финляндии обнаружил хлорированную воду. Подкрепившись и налюбовавшись на старших школьниц (женская часть, соответственно, на школьников), мы пошли играть. Одна из стен зала раздвинулась, и зал начал вбирать в себя учащихся. Стульев не было, поэтому рассаживались они на полу. На сет H-Ural они реагировали довольно живо. Правда, пару раз, пока я возмещал потерю жидкости, слышались крики 'Soittakaa Paranoid!' ("Играй Paranoid!"). Это такая древняя финская традиция: когда музыканты играют вяло или делают большие паузы, им предлагают сыграть этот вечнозеленый хит незабвенных Black Sabbath. Кстати, в Англии в этом случае кричат 'Play Stairway to Heaven!', а в США - 'Play Freebird!' Правда, музыкальные знатоки нам сказали, что кричать "Играй Paranoid!" - это уже боян. Но мы подумали, что имеет смысл по приколу сделать таки каверок.

Потом сыграли свой сет Pairem (тут уже обошлось без "параноидальных" выкриков. Во время сбора инструментов к нам подбежали несколько девушек, чтобы взять автографы. Исполнив приятную обязанность (я честно всем написал персональные приветы!), мы двинули размещаться.

Организаторы концертов в Варкаусе приготовили нам приятный сюрприз в виде размещения в 4-звездочном отеле. Это само по себе было круто, а по контрасту с катакомбами в Сейняёки так вообще шикарно. Несомненным плюсищем к четырем звездам оказался тот факт, что вечерний концерт проходил в баре того же отеля, а значит, перемещаться надо было только с этажа на этаж.  Что интересно, вода в гостинице, в отличие от школы, не была хлорированной: видимо, местная санитарная служба потребовала дополнительно обработать только воду для учебного заведения, не тронув остальные. Несмотря на заманчивую возможность соснуть, я все же пошел прогуляться. С порога мне ударил в нос "запах денег" - это вовсю старался местный целлюлозно-бумажный комбинат. Впрочем, вскоре я привык и получил большое удовольствие от прогулки.  Правда, в Варкаусе особо не разгуляешься: за 40 минут я обошел весь городок, включая ЦБК, школу, где мы играли, и даже перешел через речку.

После прогулки я повалялся перед телевизором, который не смотрел уже несколько месяцев, разглядывая передачи на финском, английском и немецком. Кстати, финны смотрят иностранные фильмы с оригинальным звуком и субтитрами: это тоже одно из объяснений того, что практически все владеют, как минимум, английским.

Пришло время чека в баре. Тот был как нельзя лучше приспособлен для игры. Имелись в наличии сцена, танцпол, сидячие места, а также зал для нелюбителей музыки (или для любителей слушать ее на халяву :)). Порадовали два шеста для стриптиза, а также стойка, начинавшаяся у сцены. Правда, Маша сразу созналась, что с шестом она танцевать не умеет, так что стриптиза в ее исполнении в программе не будет (поскольку мои фирменные леопардовые плавки были украдены еще год назад в Миассе на "Уральском рубеже", я тоже решил обойтись без раздевания под музыку).

Первыми, как уже стало традиционным на клубных концертах, выступили Pairem. Я в это время слегка укрепил финно-угорские связи с местным населением с помощью янтарного напитка, результатом чего стал подаренный мне местным мастером деревянный Дух Сауны (что интересно, я таки сумел дотащить сие произведение до дома).

Во время сета H-Ural мне стало как-то тесновато на сцене, поэтому "Битва за Чулмандор" протекала на танцполе. "Удачу-приносящий-танец" я сплясал на уже упомянутой стойке. Народ реагировал живо, хотя на танцпол не выбирался.

Третьими выступали местные ребята Life. Они сыграли несколько своих композиций, потом какую-то известную финскую песню, затем начался типа джем. Один из звукарей полез на сцену, отобрал гитару у ритм-гитариста "лайфовцев" и запел (почему-то высоким голосом) разнообразную рок-классику, в частности,  были исполнены 'Ace of Spades', 'Seek and Destroy: в Финляндии, видимо, Motorhead и Metallica звучат заместо наших Цоя и Г.О. В финале прозвучала финская народная песня 'Paranoid', причем каждый из музыкантов спел по куплету. Я тоже не удержался и внес свой вклад на 'I need someone to show me...' Звукари записали основные сеты всех трех групп, правда, джем, к сожалению (или к счастью) фиксировать не стали.

03.09

Утром шел дождь, поэтому вставать не хотелось, так что мы с трудом не проспали завтрак. После еды наш путь лег в город Йоэнсуу.

Joensuu / Йоэнсуу

На подъезде к Йоэнсуу мы впервые в Финляндии встретили подобие пробки. Мы уже отвыкли от такого "признака цивилизации", поэтому даже чуть-чуть обрадовались. Встретила нас Катя (Katja), которая, несмотря на русское имя и умение говорить по-русски была таки финкой. Катя, хоть и утверждала, что это у нее первый опыт проведения концертов, явно хорошо подготовилась. Она сразу сказала, что звукарь -  ее бойфренд Олли (после такого заявления даже прожженная рок-свинья стала бы вести себя корректно: мало ли чего там бойфренд нарулит в сердцах, если его девушка вдруг обидится?). Деньги она выдавала каждому музыканту, а не руководителям групп (наверное, прочитала где-то, что менеджеры любят обделять музыкантов, а казну коллектива тратят на бухло и шлюх). Также Катя подготовила запас пива и прочего, на что мы хором сказали: "После концерта". Спросив нас, что мы желаем на ужин (мы захотели кебаб), она произнесла фразу, которая на миг лишила меня дара речи: "А как насчет женщин?" Ничего себе, думаю, сервис для рокеров! Пока я соображал, что ответить, Катя уточнила: "Что они будут на ужин есть?" Я облегченно выдохнул и попросил ее поинтересоваться у Маши и Эльвиры лично.

Как и в Сейняёки позавчера, кушали мы снова в театре. Выступать предполагалось в этом же здании, в специальном "Театральном клубе". Несмотря на культурность места (а может быть, благодаря ей), в туалете красовались разнообразные наклейки, в числе которых была, например, такая: 'It is absolutely prohibited to shit on the floor' ("Срать на пол категорически запрещается"). По выходе из театра мы обнаружили скульптуру мужика с голой попой. Как оказалось позже, это традиционный для Финляндии тип изваяния.

Прогулка вышла не сильно продолжительной из-за мерзкой погоды. Добежать мы смогли только до музыкального магазина. Прикупив неподалеку морошкового ликера (рекомендую всем), мы отправились греть горло в гостиницу.

Вечером на чеке мы познакомились с уже упомянутым звукарем Олли: он как раз завершал подключение аппарата. Помещение был небольшим: в него могло поместиться человек 80-100. Но после фееричного выступления в Сейняёки на огромной сцене перед тридцатью зрителями мы предпочли бы туго набитый маленький клуб. Так и произошло: народу пришло под завязку, но все желающие поместились. Не сильно повлиял на прилив публики и проводившийся на соседней улице концерт памяти Dio.

Мелодичные песни Pairem пришлись публике по вкусу. На финальной ускоряющейся песенке мы с Машей устроили пляски вприсядку, что понравилось народу, пожалуй, не меньше, чем последующий сет H-Ural. После тяжкой "Битвы за Чулмандор" в зале произошла некоторая ротация: любителей фолка смело в чилаут, а рокеры, наоборот, подтянулись поближе. Все же играть в полном зале (даже если зал невелик и обладает маленькой сценой) гораздо приятнее, чем в пустом. Возможно, сыграл свою роль и день недели - это была пятница.

Третьими выступали примкнувшие к нашей двойке Spire&Stalut. Со времени концерта в Оулу они стали сыграннее, звучали и двигались увереннее, правда, к концу сета подустали голосом. Я в это время общался с учительницей русского языка, которая очень жалела, что ее ученики не смогли прийти: им меньше 17 лет, а поэтому в клубы ходить им еще рановато.

Вечер был посвящен уничтожению напитков, закупленных Катей, а также нашего логистического запаса оных. Не рекомендую никому пить с саамами: это страшные люди. Мало того, что в них помещается очень много спиртного, так у них еще и отработан механизм группового спаивания. Сначала мы все немножко посидели, пока гитарист-звукарь Юсси не улегся спать. Потом эстафетную палочку подхватил басист. Заканчивать вечер довелось уже с ударником. Наутро все активные участники посиделок выглядели так, будто их тела украли инопланетяне и всю ночь делали нам ними опыты. Как сказал поэт: 'Drinkin' with Saami people you can get some headache' ("Если пьешь с саамами, у тебя может заболеть голова") - исполняется на мотив народной финской песни 'Paranoid'.

04.09

Tampere / Тампере

Утром нам предстоял последний длинный переезд: помятых финно-угорских рокеров повезли в Тампере. Вечером того же дня планировался второй и последний совместный концерт пяти основных групп тура. Разместившись в хостеле напротив собора, известного своими фресками с обнаженными мальчиками, мы двинули в клуб Vastavirta на чек. Клуб, чье название переводится на русский язык как "против течения" оказался добротным припанкованным заведением. На стенах мы нашли афиши Sex Pistols, Dead Kennedys и других маститых групп, однако, добиться достоверной информации о том, выступали означенные коллективы тут или нет, мы не смогли.

Звукарь оказался весьма продвинутым в своем деле товарищем, поэтому за качество саунда можно было не беспокоиться: дядя, судя по повадкам, уже какие только группы у себя в клубе не выруливал. Правда, с видео пришлось помучиться посильнее. Апофеозом борьбы за картинку стал тот факт, что после того, как все было настроено, добрые Туя и Эльвира переместили проектор в другое место. В результате Pairem впервые показал свою презентацию, а H-Ural остался без видеоподложки. Добавим к этому, что выход H-Ural планировался за полночь, так что настроение было убито напрочь. К тому же уже изрядно накопилась усталость от концертов, постоянных перемещений и разнообразных оргвопросов. Посему интервью финскому телевидению я давал уже в довольно пришибленном состоянии.

Открывали концерт Silent Woo Goore. Как и на концерте в Оулу, в их поддержку собралась небольшая удмуртская делегация. В отличие от опен-эйра Света оделась в импозантно-этничное платьишко. Спето-сыграно все было отлично, народ прыгал-покрикивал, я тоже крикнул на финско-удмуртском 'Soittakaa Emeze!' ("Играй Emeze!" - это моя любимая песня из репертуара группы).

Pairem пафосно воспели красоты родной марийской земли, в чем им помогла вышеупомянутая презентация. Я в это время терпеливо объяснял фанатам Silent Woo Goore, что в продаже есть только диски Santtu Karhu и H-Ural. Народу в клуб набилось по горло. Русская речь звучала из разных концов зала: потом мы узнали, что помимо русскоязычных резидентов тут была делегация финно-угорских деятелей, с которой нам предстояло познакомиться завтра.

Третьими выступали саамы. Я не знаю, чем руководствовались организаторы, составляя порядок выступлений, но слушать три сета с женским вокалом подряд мне показалось тяжеловато. От обилия высоких нот меня начало колбасить, так что я старался абстрагироваться от происходящего на сцене путем общения с публикой. Благо для этого нашлись желающие в виде финской парочки, решившей попрактиковаться в русском языке. Парень был из Тампере, а девушка как раз переехала к нему из Рованиеми (Rovaniemi) - места жительства Санта Клауса. Поскольку мне не удалось побывать там живьем, я воспользовался случаем и передал послание от своего сына с описанием желаемого подарка. Лапландка клятвенно пообещала, что обязательно передаст весточку.

Наконец, настал черед H-Ural открывать "мужскую часть" концерта. Публика разогрелась, но уже немного начала остывать, к тому же концерт снимался с двух камер и писался с пульта, так что, несмотря на дефицит душевной энергии, надо было отрабатывать на много-много процентов. Я еще раз порадовался, что первым номером у нас идет "Битва за Чулмандор": повествуя о легендарном событии, можно было преобразовать негативную энергию в творческую и кинетическую. Звук на сцене был отличный, да и в зале, судя по реакции публики, все было ништяк. Остальная часть сета уже пошла, как по маслу. Выколотив напоследок "Кибер-духа", мы уступили место Santtu Karhu.

Вот уж кому не везло в этот вечер, так это ветеранам карельского фолка. Мало того, что их поставили последними, так еще и посреди сета пришел в окончательный упадок свежепочиненный комбик. Чтобы окончательно добить Медведя м Ко, часы пробили два, после чего звук пришлось вырубить, чтобы не поиметь неприятностей с полицией. Так что Santtu Karhu & Talvisovat оказались золушками на этом финно-угорском балу.

К моменту окончания концерта самообладание покинуло меня окончательно. Бросив вещи в хостеле, я отправился вкушать прелести ночной жизни Тампере. Приземлившись в каком-то баре, я до закрытия общался с аборигеном, который тут же признался, что любит русских, но так и не сказал, за что именно. Также он поведал мне, что видел на днях передачу про Екатеринбург с "финским актером, которого не знают в Финляндии, но знают в России" - Вилли Хаапасало.  Кстати, подобную характеристику в отношении героя "Особенностей национальной охоты" и прочих "рыбалок" я слышал от нескольких человек, так что утверждение о незначительной популярности актера в Финляндии - не более чем миф. Просто у себя на родине он больше известен в качестве телеведущего.

Что интересно, на первом этаже играл ненавязчивый поп-рок, под который народ вел непринужденные беседы с пивом, а внизу был танцпол с электронщиной, где публика колбасилась под драм-н-бейс с джинтониками под руководством диджеев-афрофиннов.

В половине четвертого люди начали улетучиваться из бара, так что я тоже двинул в сторону ночлега. По дороге я заслушал вездесущий Paranoid в исполнении уличного дудочника и без проблем добрался до дому, поскольку в этой части Тампере планировка близка к квадратно-гнездовой.

В хостеле, вопреки ожиданиям, еще вовсю царило веселье: музыканты отмечали канун единственного выходного. Выяснились дополнительные подробности вечера. Оказалось, не все участники тура выдержали испытание туром: жертвой одного из уставших молодых музыкантов стал, в частности, заблеванный туалет в Vastavirta. Дабы не повторять сей подвиг, ближе к 5 утра уже все расползлись по люлькам. Впрочем, один из туалетов хостела все равно пал жертвой рвотных масс, предположительно, из того же источника. В общем, тысячу раз прав был уральский супер-гитарист Вова Демьянов, который напутствовал нас перед туром двумя словами: "Не бухайте!"

05.09

Единственный наш выходной за все гастроли оказался весьма условным, поскольку руководителям групп надо было работать лицом на семинаре финно-угорских деятелей. Остальных умные организаторы заманили едой, сказав, что кормить музыкантов будут только на семинаре, а те, кто останутся на базе, могут питаться самостоятельно. Часть народа осталась отсыпаться, часть двинула с нами на семинар.

Мероприятие собирается уже пятый год, и каждый раз представители финно-угорских и самодийских народов России получают полезные знания о том, как развивать, продвигать и финансировать свои национальные организации. На этот раз и без того разнообразный состав делегатов (спектр простирался от ученых до журналистов) решили разбавить рок-музыкантами.

Дело было за городом в каком-то уютном местечке на берегу озера. Финно-угорская общественность заседала в аудитории перед флипчартом, как в помещение проникли сугри-рокеры. Мне стало скучно сидеть, как в школе за партой, поэтому я переместился в президиум, дабы создать хоть какую-то видимость круглого стола. Но вместо этого получилась импровизированная пресс-конференция. Ко мне присоединились Эльвира (Pairem) и Света с Толей (Silent Woo Goore). Хитрый Карху остался на заднем ряду и работать лицом не стал.

Нас засыпали разнообразными вопросами из серии "как вы додумались играть рок на хантыйском/мансийском/марийском/удмуртском", "кто финансирует развитие рок-групп" и прочая. На закуску Эльвиру и Свету попросили спеть a capella, что они и сделали по очереди. Меня, хвала Торуму, петь не просили, да я и стал бы: выходной есть выходной, тем более что эстетической ценности мое пение вне инструментального контекста не представляет.

Помимо забавной прессухи было еще несколько светлых моментов. Самым удивительным было знакомство с Татьяной Волдиной из Ханты-Мансийска. Ей очень понравилось, что есть люди, которые поют рок на хантыйском языке. Я подарил ей диск с некоторыми опасением, что после прослушивания пары треков положительное отношение к нам исчезнет (впрочем, этого, к счастью не произошло). В качестве ответного презента я получил книгу Татьяны "Хантыйский фольклор: история изучения" с дарственной надписью и пожеланиями успеха. Также Татьяна обещала нам помочь с песенным материалом, так что песен на хантыйском к следующему визиту H-Ural'а в Европу должно прибавиться. Что интересно, Татьяна, как и наша струнная группа, закончила истфак Уральского госуниверситета.

Из приятных моментов отметим обед, волейбольный матч карело-марийцев против сборной Урала, а также баню, где группу H-Ural зазывали на гастроли в Петрозаводск и Тверь (оказываются, там тоже живут финны!).

После бани голубой микроавтобус (вспомнилось, что в Казахстане их называют "бусиками" :)) увез нас в хостел "София" отдыхать окончательно. Однако отдыхом там особо не пахло. Часть народа, видимо, не нагулялась вчера, поэтому регулярно производила весьма ощутимый грохот, перемещаясь с этажа на этаж по железной лестнице. Результатом стало то, что охрана хостела взяла за моду совершать вечерний обход. Если сначала секьюрити просили музыкантов не курить на балконах, то на следующий вечер придумали, что на туда вообще нельзя выходить подышать, мол, это пожарные выходы, и находиться там при отсутствии пожара как бы запрещается.

В целом же райончик был у нас тихий и чистый, чему стало свидетельством ночное явление зайца. Мой тотемный зверек по-хозяйски бегал по лужку у дома напротив и кушал траву, как будто ее тут для него посадили. Забавно, что обнаружил зайца Саша Волков, еще раз напомнив, что его тотемный зверь - волк. Это стало еще одной иллюстрацией чуткости финнов к природе: до этого я никогда не видел зайцев в городах.

На ночь глядя Сантту Карху вспомнил, какие группы ему напоминает H-Ural: это были канадские индей-рокеры Wabanag и финские панки Sielun Veljet, которых в один прекрасный день прибило на рок-шаманизм. Стоит ли говорить, что названия обеих групп мы слышали впервые, но параллели действительно присутствовали: видимо, дух медвежьего праздника уже давно витал над планетой.

06.09

Утром Туя сообщила, что вышла заметка с критикой позавчерашнего концерта, пообещав позже сделать письменный перевод. После завтрака мы двинули в школу на очередной просветительский концерт. Нас привели в огромный спортзал, оборудованный весьма неслабым аппаратом и медиаэкраном. Звук на чеке гулял, как купец на свадьбе, но когда зал наполнился школьниками, их тела поглотили избыток колебаний. Приятным финалом стало вручение цветов: Саша Волков был особенно растроган, так как у него это было в первый раз.

Свободный день мы потратили на прогулки по музыкальным и прочим магазинам. Люк сокрушался, что не купил в Оулу педалборд: в Тампере ничего подходящего ему не попалось. В магазине подержанных музтоваров меня поразил ацкий бас из каких-то кореньев. Были свои диковинки и в обычных музыкальных лавках, например, восьмиструнная бас-гитара.

Вечер запомнился фееричным рассказом Андрея из Talvisovat про то, как Myllärit в нетрезвом виде пересекали границу. Передавать это буквами бесполезно, скажу лишь, что мы ржали, как кони, пока нас не выгнала с балкона охрана. После ее ухода мы продолжили зависать на пожарном выходе, обсуждая наболевшую проблему секса, точнее, его отсутствия. Страдающим от спермотоксикоза и языкового барьера коллегам по цеху я предложил попробовать фразу 'Do you like fuckin' rock stars?' Выражение это хорошо тем, что при неблагоприятном развитии событий можно избежать обвинений в сексуальном домогательстве, ведь перевести это можно по-разному. (Первый вариант: "Ты любишь трахаться с рок-звездами?", вторая версия: "Ты любишь чертовых рок-звезд?").

Сантту Карху, со своей стороны, поведал, как в Финляндии строятся отношения между водителями и пешеходами. Если на "зебре" водитель не пропустил пешехода (что бывает крайне редко), пешеход может запросто пнуть автомобиль по колесу. Реакция будет следующей: автомобиль, как можно скорее, умчит оттуда, чтобы, не дай Бог не запомнили номера и не настучали. Один знакомый Сантту Карху - известный в Тампере панк-музыкант - как-то раз пнул не по колесу, а по крылу, оставив серьезную вмятину. И ничего - машина также умчалась прочь.

07.09

Последний концерт в Тампере прошел в лицее напротив консерватории. Роль звукорежиссера выполнял преподаватель физики, и, видимо, поэтому чек сопровождался странными физическими явлениями. Например, в один прекрасный момент звук с пульта начал транслироваться прямо в классы, где в это время шли уроки. Загадочный звук варгана развеселил студентов и очень озадачил физика, ибо о наличии этой опции он и не догадывался. Потребовалось минут 15, чтобы устранить этот невиданный доселе эффект.

Во время концерта первый ряд отжигал по полной, присвистывая, притоптывая и помахивая в такт головами. Остальные студенты тоже периодически присоединялись. А когда по залу прошла волна, я чуть не подавился микрофоном и опять спел одну из песен на двух языках сразу.

После концерта физик-звукарь сказал нам комплимент: "Вы играете музыку, к которой трудно подобрать аналоги". Я был очень рад, что нас не назвали каким-нибудь "сибирским Rammstein" или "таежным Ministry" :).

После очередного дневного прошвыра по городу, мы приземлились в пабе, где состоялся прощальный ужин с Туей. Во время него наш координатор, угостив нас предварительно пивом, зачитала обещанный перевод критическую статью про концерт. Особливо хвалили удмуртов, найдя в них "нью-йоркскую агрессию" и даже "запах сибирского блюза". У Santtu Karhu отметили дуэт соло- и слайд-гитары, а также "голос Карху, маринованный временем". Pairem были названы борцами против дискриминации, на сете H-Ural журналист, по ходу, вообще не был, а саамов заклеймили "обычным металлическим панк-роком". Несмотря на некоторое количество пурги, статья порадовала хотя бы своим наличием в природе. Туя подтвердила, что они вообще не рассчитывали на какую-то реакцию прессы, так что даже небольшая заметка - это хорошо.

Меня профессионально заинтересовал ассортимент пива, из которого я попробовал неизвестный мне доселе индейский эль. Несмотря на сильную горечь, пился эль очень легко, так что рекомендую сей напиток всем любителям пива верхового брожения.

Тем же вечером я узнал (правда, не на собственном опыте), что фраза 'Do you like fuckin' rock stars?' действительно работает. Если не верите, то поезжайте на гастроли в Финляндию и попробуйте!

Читать 3 часть

Назад в 1 часть