20.08 - 15.09.2010 - Как H-Ural Европу покорял. Часть 1

Текст: Юван Зайцев

ВНИМАНИЕ! Текст содержит крепкие выражения. Если для вас это неприемлемо, обратитесь к "жидкой" версии.

See short tour report in English here

Предыстория

Началась эта эпопея с публикаций в журнале "Финноугория. Этнический комфорт". В 5 номере за 2008 год одновременно вышли статьи про Общество "Финляндия Россия" и группу H-Ural. Узнав, что Общество устраивает гастроли российских групп в Финляндии, я написал письмо генеральному секретарю Мерье Ханнус. Вскоре раздался звонок с загадочным входящим номером. Это звонила из Финляндии Мерья Йокела, секретарь организации по вопросам культуры. Мерья давно задумала устроить тур российских финно-угорских рокеров по Финляндии и уже нашла H-Ural на просторах Интернета, как ей передали мое письмо. Тут она поняла, что это судьба, и решила, не откладывая, мне позвонить.

Дело было за год до начала тура. В октябре мы начали писать наш первый сингл, который потом начал перерастать в альбом. К началу 2010 года стало точно известно, что тур состоится, а называться он будет Sugri-Rock. В феврале мы сняли промо-видео на "Воронью песню" - нашу первую композицию на хантыйском языке.

В апреле H-Ural встретился с Мерьей на фестивале "Карельская весна" в Санкт-Петербурге, где она впервые увидела и услышала нас нас живьем. Ей все понравилось, только она попросила подготовить побольше песен на хантыйском и мансийском. Так в нашем репертуаре появились "Приветственная песня" и "Песня старого охотника" (первая композиция на мансийском языке).

Процесс записи протекал нерегулярно, но ближе к середине начались фатальные сбои. Сначала студию "Пиноккио", где мы успели записать барабаны и часть гитарных и вокальных партий, выгнали из здания Учебного театра. Мы переместились в консерваторию, но тут у нашего звукорежиссера Миши Калабина нагрянул диплом. Потом нас всех накрыло фестивалем "Рок-Этно-Стан", а когда туман рассеялся, оказалось, что Миша под шумок отчалил на юг, где вскоре был замечен в компании очаровательной спутницы.

В это время H-Ural оккупировал Punk Studio, созданную Юрисом (экс-"Панки по пьянки", шок-шоу-бэнд "Санитары") для увековечивания своих разнузданных проектов. Там были дописаны несколько вокальных, варганных и гитарных партий. Вскоре на уральской земле материализовался Миша, дописавший еще несколько вокальных кусков. Сводились треки в консерватории без участия музыкантов, так как летом в сие учебное заведение посторонних не пускают никак. Миша успел свести только 4 песни ('Cyber Ghost', 'Vurna Ar', 'The Battle of Chulmandor' & 'Celebration of the Bear') + 2 русскоязычные версии ("Битва за Чулмандор" и "Кибер-дух"), так что вместо альбома у нас получился сингл. Диски были отданы в печать за сутки до отъезда.   

Наряду с аудиозаписью несколько месяцев ушло на подготовку видеоподложек. Над ними трудилась сводная бригада братьев Подгорных: уже уминавшийся "санитар" Юрис и Вадим. К моменту отбытия H-Ural'a было готовы видеоклипы на 7 песен из 11.

Получив на руки программу тура с более чем 20-ю концертами, я понял, что выжить в старом флисовом костюме в таком режиме я не смогу: меня точно хватит тепловой удар. Перебрав несколько модельеров, я остановился на юном даровании Наде Щербаковой, которая оперативно воплотила в жизнь мои шаман-рокерские задумки на базе более легкого материала. Наша варганистка Маша тоже изваяла себе новое одеяние. Стоит ли говорить, что готово все было за день до отъезда?

К сожалению, не обошлось и без потерь. Наш клавишник-электронщик Вова Ананьев не смог получить справку из военкомата, а стало быть, остался без загранпаспорта. Пришлось спешно делать компьютерные минусовки для клавишных партий, параллельно доделывая и дописывая новый материал. Готово все было опять же накануне отплытия. К счастью, с загранпаспортами и визами для остальных участников все прошло более-менее ровно: они были готовы аж за 4 дня до выезда. Поистине, H-Ural зарекомендовал себя в качестве самой русской финно-угорской группы, ибо все делалось в самый последний момент. Ну или в предпоследний.

Впрочем, не у нас одних были потери и запары. За пару дней до отъезда мне написала в Контакте Эльвира Курай из группы Pairem с просьбой сдать внаем нашего барабанщика, потому что штатный их ударник не смог поехать. Я сказал, что нашему мастеру стуков Сергею Кашину еще бы наши новые песни доучить до конца, и посоветовал прописать ударные на компьютере. Мол, если будет возможность и желание у Сереги разучить и сыграть несколько марийских песен, то отлично, но всю программу он все равно отрепетировать не успеет. Марийцы не стали ждать милостей от H-Ural'а и за два (!) дня прописали все партии барабанов на компьютере.

20.08

По уже упомянутой хурало-российской традиции, лишь за 3 часа до отъезда были напечатаны синглы. Вкладку делать было некогда: вместо нее было решено засунуть в каждую коробку кусочек уральской природы в виде еловой веточки. Затея накрылась бы медным тазом, если бы Наташа Терёхина, забиравшая свеженапечатанные диски, не нашла рядом с домом елочку, и не нарвала с нее веточек, за что Наташе большой респект.

Вечером мы собрались на вокзале, дабы выехать, наконец, из Екатеринбурга. На проводы пришли Вова Ананьев с Белкой. Все было очень трогательно; если бы включили "Прощание славянки", я бы точно всплакнул.

Вечер мы провели за просмотром видеоподложек. Потом наш басист Саша Волков зачем-то напоил нас вагонно-ресторанным пивом за 80 рублей, после чего мы повалились спать.

21.08

День прошел в традиционном для поездов мобильном маркетинговом исследовании пива. Этому очень способствовало наличие вакуумного туалета, который, вопреки давним традициями российского поездоходства, не закрывается на станциях. Почему-то только в 8-м вагоне были обычные туалеты, видимо, чтобы остальные пассажиры могли почувствовать разницу. В Кирове весьма порадовало пиво "Вятич", распробованное еще по дороге на "Карельскую весну" и обратно.

Помимо рыночных изысканий я сочинял телеги на английском языке про группу H-Ural и наши песни, а также составил список фраз, которые было бы круто научиться говорить по-фински. Фраз оказалось слишком много, поэтому почти ничего, кроме "привет" и "спасибо" я в итоге не выучил.

22.08

Pietari / Санкт-Петербург

Рано утром мы прибыли в Питер. Прямо с Ладожского вокзала нас забрал водитель Юра. Вторым водителем был Женя, которому предстояло везти нас от границы. Смысл этих логистических хитростей был нам непонятен, но вдумываться в них желания никакого не было: пусть люди делают свою работу так, как считают нужным. Наше дело - выступить на высоком художественно-эмоциональном уровне, то есть, круто.

Не катая ваты, мы выехали в Петрик, как питерцы ласково называют Петрозаводск. По дороге нас встречали забавные топонимы: финно-угорские (Сясь, Оять), Потанино (видимо, вотчина известного олигарха), названия в честь участников группы (река Паша), небезызвестный Тихвин и прочие (Подпорожье, Свирь, Вытегра, Торосоозеро, Матросы).

Природа там почти такая же, как на Урале, точнее, на даче у Саши Волкова. Только есть нюансы, например, заросли древовидного укропа, мха, а также деревья, которые одновременно походили на ели и сосны: мы назвали их "сосноели".

По дороге возник короткий спор по поводу судоходности реки Свирь. Разрешился он легко: из за изгиба реки появилась баржа.

Petroskoissa / Петрозаводск

В ходе изучения плана нашего тура меня несколько смутила фраза "ночеваловка в Петрозаводске - Сантту Карху организует". Сантту Карху - это лидер культовой карельской группы Santtu Karhu & Talvisovat, которая стала хэдлайнером тура Sugri-Rock. Кстати, 'talvisovat' переводится с карельского как "зимняя одежда", а 'karhu' на финском и карельском означает "медведь".

В Петрозаводск мы прибыли днем, так что еще можно было разобраться, что это за "ночеваловка" такая, и при необходимости внести коррективы. Навигатор завел нас в тупик. Навстречу вышел басист Talvisovat Артем Ундалов, с которым мы, оказывается, знакомы по группе Sattuma (с ней H-Ural  играл  в Питере на фестивале Карельская весна). Разбросав по комнате вещи, мы начали рассовывать диски с синглом по коробкам. Проконсультировавшись с Артемом по поводу ценообразования на музыкальную продукцию, хуральцы отправились осматривать достопримечательности. Таковыми оказались набережная с расположенными на ней памятниками ренегату Куусинену и обнаженной женщине, окруженной 24-мя палками. Отведав  живого красного эля и помокнув под карельским дождем, делегаты вернулись на базу.

"Ночеваловка" была организована очень достойно. Артем с подругой накормили нас, потом она скромно удалились, а Артем продолжал проявлять радушие до пяти утра.

23.08

Рано утром прибыл экипаж с погруженными туда коллегами Артема: самим Сантту Карху и остальными Талвисоват. Акын всея Карелия позавтракал пивом "Охота крепкое", и мы двинули. В дороге нам представили остальных членов команды. Андрей Лукин играл ранее в легендарных Myllärit, с которыми объездил весь Старый и почти весь Новый Свет, а Федор Асташов был анонсирован как единственный в мире электрический гитарист - вепс. Чтобы не путаться, было решено называть парней Петями, а девочек - Катями (помимо Маши с нами путешествовал еще и навигатор с женским вокалом). Путь был неблизким - 300 км до границы и 600 км по Финляндии. На КПП мы бросили вещи в машине и прошли паспортный контроль. Но таможня добро не дала, а заставила нас взять инструменты и пройти досмотр снова. Видимо, парням в зеленом было скучно. Специально обученная овчарка без особого интереса обнюхала наши шмотки и инструменты, а через некоторое время подоспела машина, и мы продолжили путь. Далее мы прошли финский паспортный контроль. Здесь обошлось без двойного прохождения. Напоследок мы затарились дешевыми (пока) напитками в Tax Free и продолжили путь.

Заехали мы в Финляндию близ города Йоэнсуу (Joensuu), в который нам еще предстояло вернуться. Я продрых полдороги, пропустив, в частности, знаковую встречу с пьяненьким мужичком в городе Muhos (Мухос). Это был первый человек, с которым хуральцы познакомились в Финляндии. Мы еще не знали, что нам предстоит увидеться с этим загадочным персонажем. Кстати, в Мухосе нам позже также довелось выступать. За полдня мы пересекли всю Финляндию наискосок и оказались в самом начале Лапландии - в Кеми.

Первое, что бросилось в глаза в Финляндии, это, конечно, чистота. Второе - приветливость людей: все улыбались, а при виде наших мрачных уральских лиц переходили на хороший английский. Третье, что бросилось уже не в глаза, а в рот, это чистейший воздух. После такой вентиляции легких захотелось остаться тут навсегда.

Kemi / Кеми

В Кеми нас встретил местный координатор Общества Арто, разместивший нас на спортивной базе. Каждому досталось по кровати, что весьма порадовало усталых путников.

24.08

Утром обнаружился неслабый минус площадки - ужасный запах, распространявшийся местным целлюлозно-бумажным комбинатом. Все-таки финны хоть и берегут природу, но есть нюансы. Наскоро позавтракав, мы отправились в кемийский лицей. Меня и Сантту Карху отвели на специальный урок родного языка. Обещали, что будет специальный переводчик. Переводчик, точнее, переводчица, обнаружилась, но переводить почему-то отказалась. Пришлось как-то догадываться о смысле телег, которые задвигал Сантту Карху на финском и экспромтом соображать ответы на вопросы, которые задавались на английском. Из речей Сантту я понял только "гетто", "Карелия", "Гулаг" и "Беломорканал". При этом он периодически кивал в мою сторону, мол, спрашивайте Ювана. А вопросы были разнообразнейшие. От состояния рок-сцены Екатеринбурга в 80-е годы до положения манси в Свердловской области в настоящее время. Весьма доставила студентка в майке Наiв. Была также пара человек в "металлических" футболках, так что я понял, что аудитория у нас будет подходящая. Во время урока наши ответы записывал журналист с радио, пообещавший сделать об этом уроке репортаж.

Перед концертом нас покормили. Потом я слегка потерялся и в процессе поиска наблюдал за лицеистами. Слегка шокировала беременная студентка с сигаретой.

На месте выступления обнаружился вполне себе нехилый аппарат. Пришлось немного помучиться с видео, поскольку нужных кодеков на компе не было. Маша при помощи местной учительницы информатики эту проблему решила, и на экране появились милые хантыйскому глазу отрезанные головы из видеоподложки для "Битвы за Чулмандор".

Первыми по принципу "раньше сядешь - раньше выйдешь" вышли "Сантту Карху и Талвисоват". Спели и сыграли они отлично. Очень бодрый блюз-рок с легкой примесью фолка и психоделии. Потом начался концерт H-Ural. Там было очень, даже слишком много первого. Первый концерт на финской земле. Первый концерт за пределами СНГ. Впервые было использовано видеосопровождение. Впервые H-Ural исполнил песню на мансийском языке ("Песня старого охотника"). Также впервые была исполнена в полновесной аранжировке "Ям потыр ёты" (до этого я пел ее только под гитару). Для такого количества премьер концерт удался вполне. Опосля у меня взяла интервью местная журналистка, нашедшая в нашем звуке некоторое сходство с Rammstein.

Haaparanta / Haparanda / Хаапаранта

Вечерний концерт у нас проходил уже в другой стране, в Хаапаранта (Haaparanta). Это шведский город, расположенный рядом с границей. Шведское его название - Haparanda. Там много финнов, поскольку до недавнего времени уровень жизни в Финляндии и Швеции существенно отличался в пользу Швеции, поэтому миграция финнов в соседнюю страну была в порядке вещей. Теперь ситуация как бы выровнялась. Впрочем, как самой границы, так и существенных отличий между странами мы навскидку не нашли. Не навскидку обнаружилось хождение другой валюты - шведской кроны (правда, и евро тут тоже были в ходу). Другим отличием было изменение часового пояса - в Швеции пользуются среднеевропейским (МСК -2, ЕКБ -4), а в Финляндии время отстает от Москвы только на час (от Екатеринбурга - на три). По дороге Talvisovat развлекали нас походными историями. В одной из них (короткой) повествовалось о том, как Сантту Карху пытался вместо чемодана поднять за ручку канализационный люк. Другая (длинная) познакомила нас с детективной историей о поездке петрозаводской делегации в Кудымкар. Путь в Пермский край был длинным и сопровождался вполне ожидаемой пьянкой, пока на ковре, ведущем в туалет, не обнаружились коричневые следы... (Рассказывать это надо в лицах, надеюсь, Андрей и Сантту как-нибудь соберутся записать этот рассказ на видео и выложат его на youtube). 

В клубе уже стоял аппарат, правда, еще не до конца смонтированный. Звук настроили довольно споро. С видео пришлось повозиться, но оно тоже запустилось, хотя управление им осуществлялось из соседней кабинки. С чувством исполненного долга мы отправились ужинать. Потчевали нас под руководством местной жительницы Натальи, которая оказалась уроженкой Челябинска. Во время перекура к нам подошел мужик в трениках Adidas. Вопреки ожиданиям, он оказался не гопником, а таки спортсменом. Узнав, что мы из России, спортсмен извлек из сумки книгу 1955 года "Классическая борьба" на русском языке. Оказалось, что чувак - тренер по греко-римской борьбе, а книга эта у него типа настольной. Порадовавшись за авторитет отечественной борцовской школы, мы пошли слушать Santtu Karhu & Talvisovat. В клубной обстановке они играли еще бодрее, чем в лицее. Я сел за столик с дисками, но пару раз выбегал в зал, чтобы полюбоваться. Приятно удивило органично вставленное в одну из композиций соло из 'Highway Star' Deep Purple.

После перерыва мы вышли на сцену. Поскольку я слышал в зале русскую речь, то решил сыграть несколько песен в русскоязычных версиях. Концерт прошел отлично, если не считать того, что Маша один раз упала, спрыгивая со сцены (то ли для танца, то ли для побега в каморку с целью поуправлять видео). Картинка на экране получилась забавной: она немного подтормаживала, поэтому во время "Приветственной песни" проектор продолжал демонстрировать отрубленные головы из "Битвы за Чулмандор".

После концерта начались первые продажи дисков H-Ural. Часть выручки получилась в шведских кронах, которые я сплавил Артему из расчета 10 крон к одному евро.

На обратном пути мы слегка заблудились и даже чуть-чуть увязли на грунтовой дорожке, так что машину пришлось немного потолкать. В качестве приза за концерты и компенсации за запах от ЦБК (финны говорят, что это "запах денег") на базе обнаружились встроенная сауна и халявное пиво. Также мы узнали, что находимся на острове, а вокруг нас - море, точнее, Ботнический залив.

25.08

Рано утром мы отчалили в глубь Лапландии. Предстоял неблизкий путь в Кемиярви. Это уже не просто Лапландия, а настоящее заполярье. По дороге нам несколько раз встречались олени. Один раз даже пришлось остановиться, потому что мы боялись, что олени, стоящие у обочины, бросятся под машину. Но те никуда кидаться не собирались, а стояли довольно смирно. У одного из них была табличка на шее. Позже нам объяснили, что саамы (они же - лапландцы, они же - лопари) традиционно метят оленей, делая им на ухе особый разрез. Но в последнее время на оленеводов ополчились экологи, пытающиеся внедрить в саамский обиход таблички, чтобы избавить зверей от мучительной процедуры.

Kemijärvi / Кемиярви

В Кемиярви было еще прохладнее, чем в Кеми (Заполярье все же!),  поэтому я ходил, укутавшись в шарф, дабы не потерять голос, которого и так-то не густо. После сытного и вкусного обеда (тушеная красная рыба под брусничкой рулит!) нас привезли в культурный центр, где нам предстояли два концерта: один - для школьников (днем), второй - для взрослых (вечером). Место было оборудовано очень достойно, хотя город Кемиярви не сказать, что сильно велик. Скорее, это поселок городского типа, но я в наших рабочих селениях таких аппаратов не встречал.

Правда, к аппарату прилагался не слишком расторопный звукарь, которого, впрочем, быстро заменили на более бодрого. Школьный концерт, на который собралось человек 20 школьников, отметился только тем, что с Маши во время него упали брюки. После него мы разместились на природе в двухэтажном домике. Сауна не работала, зато я успел постираться и устроил на балконе филиал Гарлема посредством прихваченной из дома веревки и чистых (теперь) маек.

На взрослый концерт собралось тоже не густо народу (странно, ибо мы думали, что дети расскажут про упавшие брюки родителям, и папы обеспечат кворум). Зато  у нас опять купили пару дисков. Изрядно повеселила женщина, которая подошла после шоу к Маше и спросила: "Можно посмотреть вашу штучку?" (имелся в виду варган). Мы поняли, что надо было брать с собой еще десяток-другой варганов на продажу.

На третий день пребывания в Финляндии я осознал, что воду тут пьют просто из-под крана. Такую фишку я помню еще по Германии, но там я так и не смог себя к этому приучить. Но на свежем лапландском воздухе я быстро расслабился и таки привык к подкрановой воде.

26.08

К утру мои майки так и не высохли (влажность тут весьма сильная), так что пришлось досушивать их южнее полярного круга. Нам предстоял неблизкий путь в Оулу. И вновь замелькали за окном лесотундровые пейзажи Лапландии с оленями и камушками, принесенными сюда ледником. В резиденцию Санта Клауса Rovaniemi (Рованиеми) заскочить не получилось, но мы уверены, что все пожелания наших детишек дошли до адресата. По дороге мы провели экспертный опрос по пиву. Самым лучшим пивом было признано трехкомпонентное Olvi 4,6%. Отметим, что в Финляндии считается нормальным добавлять в пиво аскорбиновую кислоту или антиоксиданты. Зачем - непонятно, ибо, будучи сваренным на отличной воде, оно и так пьется замечательно и покидает организм без болезненных утренних последствий. После окончания маркетинговых опросов мы с Машей занялись придумыванием танцевальной программы.

Oulu / Оулу

В Оулу нас встретил Петри, с которым мы уже общались по телефону накануне: он уточнял, кого как зовут, кто на чем и играет и кто с кем будет жить. В Оулу нас поселили в отеле, что было очень приятно после турбазы и охотничьего домика. Особенно радовало, что проживем мы тут 3 дня: в плотном графике начинаешь ценить и такие маленькие радости, как возможность ночевать в одном месте больше одного раза. Приятным сюрпризом оказался бесплатный WiFi.

Днем мы прошвырнулись по Оулу, посетив пару музыкальных магазинов и кое-чего прикупив по мелочи. Сантту Карху направил автобус к какому-то перцу, чтобы отдать ему в починку подгоревший комбарь, а потом мы двинули на чек. Вечером нам надо было выступать в разных местах: H-Ural'у - на "Ночи искусств" (Taiteiden Yö) в загадочной "торжественной палатке", а Santtu Karhu & Talvisovat - в каком-то ресторане за полночь.

"Торжественная палатка" (Juhlateltta) оказалась огромным шатром, вместившим сцену размерами примерно 10 на 8 метров и два видеоэкрана. Также осталось места человек на 200-30 публики и для вполне вместительного пространства за сценой. Аппарат стоял довольно мощный. До нас чекались панки с тромбоном - Tuomas Henrikin Jeesuksen Kristuksen bändi. После их ухода обнаружилось, что на ударке не хватает одного тома. Звукорежиссера по имени Юсси (довольно частое имя для звукаря в Финляндии - примерно половина работавших с нами носила это имя) был занят своими звукорежиссерскими делами, поэтому я взялся за звукотехника. Минут 15 я, "включив директора", втирал, что без второго навесного тома получится полная хрень. Когда мы уже готовы были сломаться, техник догадался попросить том у панков. Те не стали возражать, так что техник клятвенно заверил нас, что к концерту ударка будет о двух навесных томах.

Во время чека оказалось, что "палатка" дает нехилое эхо. Мы не стали по этому поводу сильно убиваться, предположив, что эхо будет съедено телами публики, и звук не будет гулять по залу. Так оно и получилось. Единственной нерешенной проблемой оказалась промозглая погода. В связи с этим я решил прихватить с собой "зимний" концертный наряд - тот, в котором я выступал все последние 2,5 года. 

После чека мы вернулись в гостиницу, правда, поваляться мне не удалось, так как пришлось давать получасовое интервью для газеты Kainuun Sanomat. Вскоре автобус примчал нас к месту проведения фестиваля. Погода стала еще мерзее, было холодно и мокро. Но народ потихоньку подтягивался. Нам выдали по желтому браслету, разрешавшему шастать за сценой и позади шатра, где можно было получить еду и халявное пиво. Еду мы поели, а вот пива что-то не хотелось. Мы попросили кофе, администратор тут же куда-то убежала и через 3 минуты вернулась с кофеваркой и пачкой кофе. Мы были приятно удивлены таким трепетным отношением к артистам.

Организатор сего действа Пааво - массивного вида мужчина - бегал вокруг в живописном балахоне и в шляпе с пером, изобразив на лице озабоченный вид. Впрочем, он казался весьма довольным происходящим, хотя по моим подсчетам стянувшиеся на праздник 250-300 человек никак не могли окупить ни палатку, ни артистов, ни шикарный аппарат. Видимо, такие мероприятия поддерживает муниципалитет: где-то деньгами, где-то натурой (из натуры мы видели на подступах к месту карету скорой помощи).

Помимо "палатки" обнаружилась еще одна "барная" сцена, на которой бесновался рок-коллектив под названием 'Tunguska Press'. Потом запустили и собственно палатку, правда, с пивом туда народ не пускали. Первый коллектив был из Франции и представлял такое направление, как air guitar (воздушная гитара). Кто не в курсе, это такой вид танца, когда человек изображает игру на воображаемой гитаре. В Оулу на днях как раз проходил фестиваль этого направления, а французы, видимо, решили до кучи сделать показательное выступление на "Ночи искусств". Было довольно интересно наблюдать за их сценкой, тем более, что они также "играли" на басу, ударных и клавишах, а также "пели". Я посоветовал своей струнной группе также пойти полюбоваться, ибо с такой гитарной хореографией нам не было бы равных, как минимум, на Урале.

Что касается собственно фестиваля air guitar, то его идея состоит в том, что если все люди начнут играть на воображаемых гитарах, прекратятся войны и глобальное потепление (задумка, позже позаимствованная движением "Барабаны за мир").

Далее на сцене появился театр Shamaanimatka ("Шаманский путь"). Он живо напомнил нам екатеринбургский "Театр шаманского бубна", только без балахонов. Некоторое количество людей обоего пола в белых майках с бубнами и палками вышли на сцену и начали в бубны бить, палками махать и горлами петь. За исключением горлопения, над которым ребятам еще надо поработать, и непонятных мне в данном контексте маек (может быть, они имели какой-то эзотерический смысл, но я до него не допер), вышло довольно enjoyable, то бишь, прикольно. Особенно радовало, что это подготовило публику к нашему выходу. Правда, между нами вклинился какой-то сказитель, который минут 15 что-то сказывал (что именно, я не понял из-за языкового барьера). Народ сбегал освежиться и до бара, но к нашему выходу подтянулся обратно.

Итак, настал наш черед. Это был первый раз в Финляндии, когда публика была на 100% "наша". Народу было много, народ танцевал, народ кричал и свистел, в общем, отрывались так, как надо отрываться на рок-концертах. Звук получился отличным, ибо 200 человек, набившиеся в палатку, его благополучно поглощали и не давали отскакивать от сцен. На двух экранах радовал взгляд наш видеоряд, в общем, все было круто. Это был лучший наш финский концерт по звуку и, пожалуй, лучший по совокупности показателей (звук, свет, количество публики, контакт с залом и т.д.). Отыграв положенные 30 минут, мы уступили место местной Tuomas Henrikin Jeesuksen Kristuksen bändi. Звук у ребят представлял собой нечто вроде гаражного панка (с примесью тромбона). Визуальную часть я, к сожалению, не заценил, но парни сказали, что это было просто ацкое шоу: "Санитары" и Kiss отдыхают.

Полакомившись через силу халявным пивом, мы отбыли в номера. По дороге мы познакомились с примкнувшими к нам йошкаролинцами Pairem. Приехали они вчетвером: Эльвира Курай (академический вокал), Саша Мальцев (гитара, демонический голос), Роман Житников (баян, клавиши) и молчаливый Юра (бас). Ударника им, как уже было сказано выше, пришлось оставить дома. С ними нам предстоял завтра концерт в Мухосе (Muhos) - из серии 'concerts around Oulu' ("концерты вокруг Оулу"). В гостинице обнаружились и ижевцы Silent Woo Goore, которых я год назад вытаскивал в Екатеринбург на фестиваль женского рок-вокала Femme Fatale ("Роковая женщина"). Уставшие от поездки, прогулки и чека с концертом, мы повалились спать.

27.8

Утром я встал пораньше и посетил сауну. Ходят туда голышом, а под попу подкладывают салфетку. В бассейн ходят уже в плавках (не перепутайте: в сауну - без трусов, в бассейн - в плавках). В бассейне были встроенные ворота для водного поло и мячик, я даже забил гол сам себе, правда, только с третьего раза. В сауну разговорились с финнами, один из которых был проездом в Екатеринбурге и даже успел там слегка побухать.

За завтраком выяснились подробности вчерашнего фееричного выступления "Сантту Карху и Талвисоват" в ресторане. Финны не хотели их отпускать, и группа сыграла более двух часов. Я задумался, если бы публика нас так долго не отпускала, чего бы мы стали играть, учитывая, что живого материала у нас от силы на час. Наверное, пришлось бы переквалифицироваться в сказителя и задвигать телеги минут на 15 про культ медведя.

Kempele / Кемпеле

После завтрака нас повезли в первый из пригородов Оулу - Кемпеле. Автобус выгрузил H-Ural и только собрался ехать дальше, как выяснилось, что мы забыли в гостинице провода. Добрый Петри по-быстрому сгонял до Оулу и привез провода. Pairem же отправились в Tyrnävä (Тюрнявя). Они решили обойтись без услуг Кашина, благо, к тому времени уже забили все барабаны в компьютер.

Чекаться мы начали в 9-00 в слегка невыспавшемся состоянии. Звукарь (то ли физрук, то ли трудовик) быстро куда-то свинтил, но положение спасло то, что пульт находился прямо на сцене - что хочешь - то и наруливай. Ну мы и нарулили побольше бочки и подложки в зал - нехай будет детям дискотека. Детям дискотека понравилась, а вот нам как-то не очень. Наш барабанщик Серега Кашин решил на My True Love слегка поменять ритм. Наш гитарист Люк чуть не проглотил медиатор, а я, начав петь песню по-русски, после смены ритма запел по-английски. В общем, взбодрил нас Сережа не по-децки. После концерта мы полакомились в школьной столовой, попили кофе в учительской, прогулялись вокруг школы. Впечатления остались очень позитивные - мне захотелось, чтобы мой сын тоже учился в финской школе, да и я был бы не против должности музыкального руководителя или на худой конец физрука.

На обеде мы вновь встретились с Pairem. Первый концерт они отыграли на улице, что было весьма непросто. За едой мы познакомились со звукарем, который был назначен рулить звук на следующий день в Оулу. Стоит ли говорит, что его также звали Юсси.

В процессе поездок вокруг Оулу нам представили еще двух водителей - Антона и Диму. На Антоне нам предстояло путешествовать с Pairem, Дима стал перемещать Silent Woo Goore, а Женя - возить "Сантту Карху и Зимнюю одёжу".

Muhos / Мухос

Вечером того же дня нас отвезли в Мухос. Я ничего не имею против города Мухос, но русскоязычный человек не может автоматически не продолжить этот топоним. Впрочем, были в туре названия и похлеще, например, Хуйлинки (Huilinki) и Хуйтинен (Huitinen): жаль, что нам там побывать/поиграть не удалось. Здесь предстоял первый совместный концерт с Pairem. Помимо оставленного в Марий Эл ударника Pairem еще и не стали брать с собой клавиши. Поэтому в каждом городе их ожидал сюрприз в виде местного синтезатора, подчас, довольно винтажного (а иногда не было никакого, так что их мультиинструменталисту Роману приходилось все партии играть на баяне).

Оборудован зал был неплохо, правда, звукарь был несколько странен: он не говорил по-английски, был бородат и производил впечатление человека, который кушал ЛСД еще c Сидом Барретом. Рядом располагалась библиотека, в которой уже начали кучковаться потенциальные посетители, в основном, предпенсионного возраста.

Наконец, звук худо-бедно настроился, и первыми сыграли Pairem. В отличие от выложенного в Интернете материала звучали они совсем не похоже на Nightwish. Скорее, это была музыка в традиции софт-рока и блюз-рока 70-х годов с примесью народных мелодий.

Ближе к концу сета Pairem я переместился в гримерку, но вскоре голос из динамика позвал H-Ural на сцену. После мелодичных Pairem наши электронно-шаманские наигрыши вроде бы не должны были особо порадовать мухосцев. Тем не менее после концерта люди нас отблагодарили и даже приобрели пару дисков на память. Спрашивали, нет ли дисков Pairem, но таковых в природе не существовало.

На прощанье нас позабавил старичок-звукарь. Поскольку Серега привез свой малый барабан, штатный был убран за занавес. Бородач после концерта не на шутку перепугался. Он тут же вспомнил английский и вцепился в Серегу со словами: 'Where is the snare drum?' ("Где малый барабан?"). Серега показал ему, где лежит 'snare drum', после чего бородач выдохнул и, подойдя, к своему приятелю начал что-то объяснять, закончив тираду фразой 'Vitun kallis!' ("Пиздец как дорого!"). С этой фразы мы и начали составление нашего финско-русского разговорника. Люк же предположил, что если бы Серега не сказал, где находится 'snare drum', дядька подошел бы к нам и на чистом русском попросил: "Ребята, хорош стебаться, барабан отдайте!"

Вечерком мы вернулись в Оулу, чтобы провести там вторую отельную ночь.

28.08.

Oulu / Оулу

Наутро я прогулялся вокруг гостиницы и встретил Федора из "Талвисоват" - он спортивно бегал по округе. Оказалось, что он давно ведет здоровый образ жизни ибо вести нездоровый здоровья уже не хватает. Я похихикал, а зря, ибо не прошло и двух недель, как я сам увлекся jogging'ом: пример Федора оказался заразительным.

Утром у нас было свободное время, которое мы потратили на прошвыривание по городу с целью посетить музыкальные магазины, немного пошоппинговать в плане одежды и поглядеть на Оулу. Сборная команда из Talvisovat, H-Ural и Silent Woo Goore то вместе, то по порознь пробежала по центру города, накупив некоторое количество музыкальных финтифлюшек и посетив полицейский праздник, на котором все желающие могли примерить наручники и забраться в финский воронок.

Потом мы отправились чекаться в место, под названием Rauhala (Раухала). По утверждениям организаторов, это культовое рок-место, где выступали разные крутые команды еще с 70-х годов. На заднем плане высились живописные развалины. Все это было очень круто, если не считать того, что нам опять предстоял опен-эйр, а погодка теплеть не собиралась. Зато впервые должны были вместе сыграть все основные 5 команд тура: Sanntu Karhu & Talvisovat, H-Ural, Pairem, Silent Woo Goore и саамская группа Spire&Stalut. Звук настраивал уже знакомый нам по вчерашнему обеду Юсси, по совместительству оказавшийся гитаристом Spire&Stalut.

Приятным моментом была встреча с Мерьей Йокелой - замечательным человеком, который и замыслил, и организовал этот масштабный проект.

После чека народ отчалил в отель, а я остался, дабы настроить видео и разложить диски на продажу. Экран оказался маленьким и вряд ли кто-то что-то бы на нем разглядел, если бы креативный Сантту Карху не предложил сделать проекцию на развалины.

Я расположился с дисками рядом с неким карельским акыном в косоворотке. Как и положено деятелю карельского фольклора, он был уже слегка нетрезв. В связи с этим он почему-то решил, что я его понимаю, и долго что-то втирал по-фински. В финале он предложил мне купить CD с записью Евангелия от Матфея на карельском языке. Я в ответ спросил, не желает ли он приобрести диск H-Ural. На этом разговор затух.

Концерт открыли Pairem. На открытой площадке они играли мощнее, чем в Мухосе. То ли они сами утяжелились, то ли Юсси накрутил им звук пороковее, я не знаю. Вторыми были Silent Woo Goore, поглядеть на которых пришла целая удмуртская делегация. За прошедший с екатеринбургского концерта год группа выросла: состав стал более сыгранным, голос Светы как будто усилился, гитарист Вова играл очень уверенно, да и со сценодвижением наблюдался полный порядок.

В ходе продажи дисков я познакомился с парнем в майке The Misfits. Оказалось, что он уже видел на youtube наш клип "Воронья песня" ('Vurna Ar') и жаждет поглядеть нас живьем. Мы с ним поговорили за панк-рок и хардкор, я похвастался, что пел в старейшей действующей панк-группе Урала - "Панки по пьянке". Станцевав небольшое пого под Silent Woo Goore, я вернулся за прилавок.

В это время к выступлению уже начали готовиться Сантту Карху сотоварищи. Сыграли они мощно, правда, в этот раз гитара звучала не так отчетливо, как в клубе: возможно, из-за смены комбика. Народ разошелся на не шутку и попросил их спеть пару песен на бис. Магическим образом в толпе обнаружился мужик в куртке Hard Rock Cafe, которого мы встретили в наш первый день в Финляндии!

Вот настала и наша очередь. Народ разогрелся и жаждал мяса: самое время для песен типа "Битва за Чулмандор". Отлично пошло и ханты-буги 'Ily Vukhalty Ar'. Видеоподложка на развалинах, по словам очевидцев, смотрелась очень психоделично.

Народ кричал 'We want more', но на бис мы выходить не стали, ибо пожалели саамов, которые и так уже заждались своего выхода на сцену.

Spire&Stalut выступали на своем оборудовании, поэтому подключились оперативно. Звук представлял собой среднетемповый рочок с некоторым налетом панка. Женский вокал был эмоциональным, но не очень уверенным. Позже выяснилось, что это был вообще первый концерт группы, собранной специально для участия в туре Sugri-Rock (собственно, это многое объясняет). Значительную часть программы составляли каверы. Приятным сюрпризом для российской делегации стала саамоязычная версия "Я сошла с ума" группы Tatu.

Концерт удачно завершился без четверти полночь, так что нам не пришлось беспокоить полицию в их профессиональный праздник. Продажи дисков, как наших, так и Сантту Карху установили локальный рекорд.

Читать 2 часть